Константин Васильченко. Поэзия. Январь 2022

 

* * *


Где-то благо подевалось,
Изыскать его – вопрос.
Отчего так счастья мало
И немало слёз?
Что имеем, то не ценим,
По ушедшему грустим.
Удивляемся на ценник,
Но не спорим с ним.
Также можем подороже
Чёрту душу запродать,
Не сумняшеся ничтоже.
По всему видать –
Не предвидится глобальных
На маршруте перемен.
Недалёк финал печальный,
Всё заметней крен
Корабля. Тела обвисли
Рваных алых парусов...
Непричёсанные мысли
Хуже страшных снов.
Приспускает время флаги
И уже который год
За утерянное благо
Предъявляет счёт.



* * *

Разворачивает фабулу
Жизнь до гробовой доски.
Переписываю набело
Все мои черновики.

Эпизодов тьму непрошеных
На беду явила явь –
Грёзы да надежды ложные,
Будто бы забавы для.

Оглянусь – кнуты да пряники,
Да сожжённые мосты,
Затонувшие «Титаники»
Да колючие кусты.

Перечитываю, мнительный,
Персональный эпикриз.
Надо мной падеж винительный
Хищным коршуном завис.

Переписываю, веруя,
Что смогу переписать
И отрезать, что отмеряно.
Жаль – кончается тетрадь.



ЧТО-ТО БУДЕТ...

Что-то будет. Быть не может,
Чтобы не было подвижек;
Хоть строптив и неухожен,
Мир бессовестно подвижен,
И добра в нём не убудет.
Тучи – даром, что из ваты,
Переменами брюхаты,
На небес повисли блюде.

Непременно будет что-то:
Чемодан разинет крышку...
Ежедневная работа,
Непрочитанные книжки,
Неучтённые затраты,
Неожиданные встречи,
Утро, вечер, чёт и нечет,
Куршавель, Милан, Карпаты.

Будни будут. Ветры вздуют
Зазевавшиеся стаи,
Заклинанья расколдуют
Тех, которыми мы стали.
Молоком нальются реки,
Киселём и мёдом – бреги...
Улыбнётся Главный Егерь –
Ай да люди-человеки!



* * *

Не манит высь. Нелётная погода.
Я всё гожу, желая угодить.
Есть время до отхода парохода
Прощенье вымолить у тех, кого любить
Позволено всевышним изъявленьем
И грешный путь стихами замостить.
Наивно верю – не порвётся нить
От суеты сует во избавленье.

Хозяйничает страх в сердечной сумке,
Кусает, жжёт и гложет изнутри.
Жить, очевидно, проще недоумкам,
Как дар небес ноль пять деля на три.
В отсутствие спасательного круга
Залечь на дно, уйдя под бремя вод,
Глотать обиды, танцевать гавот –
Не лучшее течение досуга...

Зажаты крылья бытом коридорным,
Падение не превратить в полёт.
Грядущее буравит глазом чёрным
И светом насладиться не даёт.
Мне не уйти, пока не стихнут споры,
Пока надежда робко греет бок,
На мой клубок наматывая срок,
И вкусно детством пахнут помидоры.



* * *

Любовь огляделась, сбирая лукошко,
И крошки смела со стола.
Вздохнула, замедлив шаги на порожке,
И, дверью не скрипнув, ушла.

Курились в осколках посудного боя,
В золу превращаясь, слова.
Бойцы засыпали, довольны собою,
Друг друга касаясь едва.

Снежинки плясали в аду заоконном,
Вовсю бесновалась метель...
Любовь покружила по улицам сонным
И к людям вернулась. В постель.



* * *

Нам слишком много дадено взаймы.
И, стало быть, не избежать возврата
Каменьев из потрёпанной сумы
В преддверье неизбежного заката.

Мы долго шли, лелея миражи,
Излишне часто ввязывались в драки,
Вонзали в спины копья и ножи,
На рубище примеривали фраки.

Представ перед придирчивым судьёй,
Ответ держать нам предстоит бесспорно
За выбор меж сумою и тюрьмой,
Меж буреломом и тропою торной.

Но час пробьёт – порвётся волосок,
И упадёт последняя песчинка.
На перекрестье хоженых дорог
Из-под земли проклюнется былинка.

И снова заволнуется листва,
И май взорвётся гроздьями сирени,
И возле дома свежая трава
Зальёт зелёнкой сбитые колени.



* * *

Чуть слышны голоса по ту сторону неба
Невозвратно ушедших из нашей зимы,
От слепого доверия сплетням нелепым,
От извечной угрозы сумы и тюрьмы.
Им тепло от забот лучезарного Феба,
Не неволит их плен ледяных тупиков,
Не для них обещания зрелищ и хлеба
От предвыборных прений в стране дураков.
На другом берегу, по ту сторону жизни –
Никаких проволочек и ям временных.
Ни часов, ни пространства, ни верха, ни низа,
Нет глобальных проблем и победных релизов,
Также нет там авралов и дней выходных.
Впрочем, всё это – домыслы. Кто его знает,
Что такое творится на той стороне.
Только небо всё то же синеет над нами
Виртуальной границей меж адом и раем,
Выдавая путевки по сходной цене.



ПОЭТ

Заложник чистого листа белее снега
Надеждой окрылён, что снизойдёт строка.
И ёкнет робко сердце в предвкушенье бега
По торным тропам до финального звонка.

Слова нахлынут, потекут метафор реки,
И – странный человек, как Божью благодать
Их встретит, измотав бессонницею веки,
Чтоб до рассвета над тетрадью захворать.

Нелёгок этот путь из боли и гротеска –
На сгорбленных плечах нести добро и свет,
Шлифуя строки до серебряного блеска,
Чтоб состояться в скромной должности – поэт.



* * *

Раздроблен белый свет на тысячи оттенков.
Реальность бытия – мозаичная блажь.
Душа вкушает явь иллюзии застенков,
Лелея этот мир, похожий на мираж.

Мы все сюда Творцом низведены до срока
Открытия не вдруг духовной пустоты,
Прозрения любви, и таинства порока,
И тщетности потуг избегнуть суеты.

Но это – наша жизнь, прелюдия свободы,
Зовущая постичь духовные миры
И ощутить в себе божественность природы,
В шкатулке бытия хранимой до поры.



ПОЭТ, ТИШИНА И ЛУНА

Истрачены силы на поиски нужного слова,
Отторгнута рифма, метафоры стынут в углу.
А время торопит щелчками крючка спускового,
И тени видений непрошенных ринут к столу.

Исписаны кипы страниц – и про то, и про это.
Искусаны губы, и мучает чувство вины
Обильем прорех в опустевшей котомке поэта
За постные дни, что дровами в печи сожжены.

И сколько дано откровений, подаренных свыше,
Собрать по крупицам и грамотно расшифровать...
Поэт, тишина и луна. Занавески колышет
Бессонницы ветер. И хочется снова писать.
 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17464

Реклама