Людмила Свирская. Поэзия. Январь 2022

 

* * *


Чужой билет достался мне,
Чужой живу судьбой:
Благополучная вполне,
Довольная собой.

Не выпал мне ни царский трон,
Ни денег полный воз,
Зато в кругу других матрон
Я счастлива всерьёз:

Всё хорошо. Уютный дом.
Работа и семья.
И как-то верится с трудом,
Что я – давно не я,

Что всё случилось не со мной
(Моя ли в том вина?),
Что жизнью я живу иной –
Не той, какой должна:

Не умираю от тоски
Уже в который раз,
Не поднимаю от строки
Больных бессонных глаз.

Зачем мне рваться и бросать,
Коль жизнь не так плоха?

Живу не только чтоб писать.
И нет страшней греха...



ЗАПАСНОЙ АЭРОДРОМ

Что написано пером –
Не прочесть уже. Ни слова.
Запасной аэродром
Мне сегодня снился снова:
Где, в какой лесной глуши,
В непролазной дикой чаще?
На обочине души,
На краю любви горчащей –
Той, которую таим
От себя – но нам дарован
Свет её. Была твоим
Запасным аэродромом
Я счастливых много лет,
А несчастных – больше вдвое...

Самолётный в небе след –
Словно в кухне на обоях:
Тронь, сотри – и раз-два-три,
Новый день начни с абзаца,
На обочине зари,
Чтобы снова оказаться
Той бессмысленной весной...
(Годы, с юностью не спорьте!)

Что ж поделать... Запасной
У меня аэропортик...



* * *

Я успела в последний вагон,
Задыхаясь, стою на подножке.
Позади расставания звон,
Поцелуев прилипшие крошки.
Я в последнем вагоне! Жива,
Переведшая дух с облегченьем...
Дрогнув, тронулся поезд едва,
А куда – не имеет значенья.



* * *

Зима, как видно, не беда,
А лишь свобода…
Снег – это пропуск в никуда,
Без куаркода.
Я не скучаю по нему,
Но в эту зиму
В бесснежную тащиться тьму
Невыносимо.
Чтоб в снег лицом и сердцем – в снег:
Обжечься, охнуть
И разглядеть далёкий свет
В закрытых окнах.
Зимой – открытой и прямой,
Сухой и странной,
Стать снегопадом мне самой –
На чьи-то раны…



БЕЛЫЙ ВАЛЬС

Паркет старинный вышит гладью.
Я до двенадцати часов
В тунике (или просто в платье?)
Из шёлка алых парусов.

В своём невежестве культурном
Я перепутала века:
Зачем-то встала на котурны...
Зачем? Да чтоб наверняка
Сегодня быть с тобою вровень,
Мой зачарованный Близнец!
Глаза в глаза. И брови в брови.
И губы в губы, наконец...

Раскинул крылья (или флаги?)
Над нами белый вальс в тиши...

С цветком в петлице, в белом фраке,
Mой друг, кружи меня, кружи!..
Я не собьюсь и не устану!

Когда ж пробьёт двенадцать, в ночь,
Внезапно Афродитой стану:

Котурны – прочь!
Тунику – прочь!



* * *

Легла зима на антресоли –
Подуспокоилась слегка.
Подлечит старые мозоли –
И снова грянет с потолка,
Как выстрел: сырость, холод, насморк,
Туман, ангина, темнота...
И кажется мне, будто насмерть:
Такая в сердце пустота.

O sole mio! Mio sole!
На белом свете мест не счесть,
Где запертые антресоли
И целый год плюс двадцать шесть.
Бали, Мальдивы и Гаваи –
Всё то, что где-то на краю:
Я к вам спешу, едва живая,
Чтоб зиму запереть свою.



* * *

Успеем простить и проститься,
Коль всходим на снежный костёр
Мы вместе с Зимой – аббатисой
Из ордена Белых Сестёр.

Коль страсти спасительно дремлют,
Повсюду покой ледяной
Упрячет несчастную землю
В обитель за белой стеной.

Бездонной печалью налиты
Созвездия глаз в Рождество.

Солгать, что я верю в молитвы?
А ложь – во спасенье кого?



* * *

У каждого из нас свой рай и ад.
Своё не поменяешь на чужое.
Ну кто, скажи мне, кто не виноват,
Что я сто лет к тебе тянусь душою,
А ты – ко мне? Не бойся, не проси
Прощенья и Прощания, мой милый.
Я верю в рай – Господь тебя спаси.
Я верю в ад – Господь тебя помилуй.
Во сне тебя я за руку беру,
Веду, как Эвридика, без оглядки
В свой тихий, тёплый ад. Замкнулся круг.
Мы живы, старый друг мой. Всё в порядке.



* * *

Я всё жду – вдруг начнётся обратный отчёт,
И опять повстречаю весну я,
И река – незнакомая – вспять потечёт,
Все пороги умело минуя,
Мимо губ, вечно лгущих. Неверящих глаз.
Снов и сказок, трубящих победу,
В город детства. Единственный. Где родилась.
И откуда уже не уеду.



ЯНВАРСКАЯ НОЧЬ

Стынет солнце невольно, будто стонет из тьмы:
Позабытый футбольный мяч в воротах зимы –
Затухающей, горькой, снег скребущей по дну...
Я болею – и только. Как всегда – за весну.

В сердце истово бьётся март, на волю спеша...
Что же мне остаётся, дорогая душа?
Зябко кутаясь в шали, прячу плечи от бед,
На небесной скрижали твой читаю ответ:

Ни богатства, ни власти в жизни я не найду.
Ни покоя, ни счастья – ни в раю, ни в аду...
Лишь сомненья, тревоги, сожаленье, вину...

И – бессонные строки – в пасть слепому окну...
 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17464

Реклама