Николай Дик. Поэзия. Ноябрь 2021

 

Поминки по сединкам

 

На три стороны тропинки

разбежались, и один

загрустил я на поминках

первых собственных седин.

В пору слёзы лить, не льются.

Что оплакивать – года?

Разобьётся день, как блюдце,

и по новой чехарда.

Кто-то снова будет мчаться

по тропинкам, у меня ж

в доме ласковое счастье

и хоть скудный, но багаж.

Что жалеть? Назло сединам

за вчерашний день налью,

выпью рюмочку и чинно

поклонюсь календарю.

На три стороны тропинки

пусть бегут – чего жалеть?

Счастье личное в косынке

не позволит мне стареть.

Никуда бежать не надо,

Пусть года сквозь решето…

Нам бы в доме нашем ладно

продержаться лет бы сто.

 

 

****

 

Нелегко обойтись тем, что есть…

Почему-то всегда не хватает -

то под солнцем не проданных мест,

то весны улетающей стае.

В холодильнике полном – саке,

за вечерним столом – генерала,

«краснюка» в пересохшей реке,

и в желудок вмещается мало.

Не хватает дождей январю,

октябрю – расцветающей вишни,

прихожан городских - звонарю,

да и он в мегаполисе лишний.

Что имеем, не можем ценить.

Нам бы то, что блестит у соседа,

да к тому же сосед – знаменит,

а тебя не уважит победа…

Зависть с жадностью вечно вдвоём.

Им простора всеобщего мало -

рай блаженный бы слопать живьем,

только жаль, что не выросло жало…

 

Обойтись тем, что Богом дано,

так легко, лишь в отеческом крае

был бы мир. Почему всё равно

каждый день ерунды не хватает?

 

 

Неповторимое мгновение

 

Между прочим, смотреть интересно на то,

что до этой минуты не видел никто –

на вечерний закат. И не верь, что вчера

точно так он спешил убежать со двора.

То вчерашний, а нынче немного другой…

И багрянца в нём больше, и тучи дугой,

и летят в поднебесье не те журавли,

и другая надежда стоит у скамьи.

 

Через час потускнеет вечерний закат.

Если время упустишь, то сам виноват.

Не вернётся минута, а тучи дугой

акварелью напишет под вечер другой.

Он успеет оставить загадочный миг

навсегда на волшебном холсте для других.

Ну, а ты – не успел, не заметил, прошёл,

не увидел закатом окутанный дол,

не услышал прощальную песнь журавлей

и не стало на сердце немного теплей,

потому что, увы, не заметилось то,

что до этой минуты не видел никто.

 

 

****

 

Неравнодушие невольно

мир делит в мыслях на двоих,

на невезучих и довольных,

на безразличных и родных;

на тех, с кем хочется делиться,

и тех, кто смотрит свысока

на увядающие лица

и слёзы грусти старика.

 

Мир балансирует на грани

мечты наивной и беды,

между рассветностью багряной

и утром новой суеты.

Пробел, и он же - середина.

Но как найти её, и кто

сведёт двоякое в едино,

сплетя святое полотно?

А как хотелось, чтоб двоякость

не посягала на пробел,

не подавая повод плакать

тем, кто невольно поседел.

 

 

Почти сказочное

 

Болото уже высохло, но верю,

что забредёт кудрявый удалец.

Последний, кто остался по поверью

поклонником страдающих сердец.

Что квакнуть заплутавшему при встрече?

Чем удивить – болотом иль собой?

Как убедить, что брошена на плечи

гнилая шкура проклятой судьбой?

А молча ждать – останешься в девицах.

То сказки обещали – подберёт.

Коль рожа не подходит для царицы,

боюсь, что выйдет всё наоборот.

Надеюсь, что читал когда-то сказки

и знает, что завистливый злодей

запрятал на болоте синеглазку

от ярких и богатеньких людей.

Поверю сказке и влюблюсь в рассрочку

последний раз, и не жалея сил,

взберусь на распрекраснейшую кочку,

да квакну так, чтоб сразу полюбил…

 

 

Пандемия

 

Много зим осталось или нет?

Кто их в жизни больше не увидит?

Почему взбесился белый свет?

На кого сегодня он в обиде?

Кто ещё в немилость попадёт?

Почему под общую гребёнку

косит всех бесчувственный койот,

отнимая счастье у ребёнка?

В чём причина? Кто же виноват

в судном дне Содома и Гоморры?

Может, правит жизнью не разврат,

или нас обходят злые ссоры?

 

Не бывает милость за грехи -

покаянье принесёт прощенье.

Кто к словам Всевышнего глухи,

тем не стоит ожидать везенья.

А беде не важен цвет волос.

Ни границ не надо ей, ни лести…

Если горе общее стряслось,

то бороться надо только вместе.

 

 

****

 

Надоел потолок. Может, бросить его и уехать

в комариную даль, где часы никуда не спешат,

где ночует в дупле добродушное старое эхо

и мешает заснуть голосистый квартет лягушат.

На три ночи сбежать от изнеженной скуки диванной,

от оконных распятий уехать на парочку дней

к заповедным ручьям и траве золотисто-шафранной,

что душе почему-то тюльпанов садовых милей.

Может, птицей крылатой умчаться от едкого шума,

городской кутерьмы и завистливых злых языков,

чтобы сутки хотя бы о вечных проблемах не думать

в заповедном краю не рождённых ещё мотыльков.

Так и быть – убегу. Послезавтра, а может быть позже

от наваристых щей и душистого кофе сбегу.

Если сердце в плену, то душа, несомненно, поможет

встретить новый рассвет на пришедшем из детства лугу.

Из берлоги обойной на запад, восток или север.

Хоть куда - на часок, лишь бы там не спешили часы,

а причудилась юность в смешном лягушачьем напеве

и сверчки, как вчера, повторяли друг другу «merci».

 

 

Победим короназмея!

 

Из гвоздей или из стали,

Бог нас ведает – живём.

Да и верить не устали,

что нам вирус нипочём.

Не нытьём, а добрым словом,

общим «лайком» под строкой

мы поддержим тех, кто скован

угнетающей тоской.

И не важно, что словами -

если искренность в них есть,

электронно, между нами

зазвучит благая весть.

Переборем, одолеем!

Вместе, дружно, без нытья

победим короназмея

и услышим соловья!

 

 

Чудо-страна

 

Ах, эта чудная страна -

в ней всё до края.

Здесь даже истина верна,

и пахнет раем.

Волкам хватает (повезло),

и овцы сыты.

Приносит счастье ремесло,

а не корыто.

Емеля трудится в поту

(забыта печка),

сплавляя чудо-красоту

по горной речке.

Здесь даже Леший не в пруду,

а на балконе,

и Кот учёный ерунду

не пустозвонит.

В стране той каждому нальют,

кто не попросит;

бесплатно выдадут приют,

коль свалит осень.

Под чистым небом все равны -

не до печали.

И нет названья у страны…

Чтоб не мешали.

 

 

****

 

И перечить им не хочется –

толку мало в болтовне,

но безликие пророчества

на столетья – не по мне.

Не по мне и предсказания

от бабулек-повитух.

Мудрость истины в Писании

изложил святейший Дух.

В нём давно уже изложены

и маршруты, и пути

по пустыне обезвоженной,

чтобы к истине дойти.

Только веровать, что сбудется;

не грешить, творя добро,

по весне и по распутице,

и под снежное крыло.

 

А гадать на предстоящее

толку мало, видит Бог…

Пережить бы настоящее,

чтобы с честью за порог.

 

 

Старому другу

 

Не хнычь, мой старый друг, держись.

Мы невезучие, но всё же…

До горизонта длится жизнь

и путь к нему наш не проложен.

Назло предчувствию – дойдём.

Пусть этот путь уже не длинный,

его протопаем вдвоём

по буеракам и долинам,

по ржавым лезвиям ножей,

по перевязанным канатам,

где дружба всё-таки важней,

чем золотые займы свата.

 

Пройдём достойно по кривой.

До горизонта путь недолог.

Пока всевышнею рукой

нас не запрятали под полог,

не напрямик, а через боль,

через разлуки и потери…

Прошу, мой старый друг, изволь

не закрывать от мира двери.

 

 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17458

Реклама