Андрей Коровёнков. Поэзия. Октябрь 2020

 

Листья

Пахнет дымом: там и тут
в тучи
упираются хвосты
лисьи
от костров, в которых жгут
кучи
отболевшей красоты –
листьев...

Буйство красок – блеф, туман:
разве
самый лучший в мире грим,
где бы
ни был куплен – не обман?
Праздник?
Чтоб затем – развеясь в дым –
к небу?

Осень действует, как плут -
рысьи
нрав, повадки, поступь, стать...
Давний
верный признак: если жгут
листья,
значит, время собирать
камни...

 

 

Если

Жить в довольстве и достатке,
Знать, что всё всегда в порядке
И ни сбоя, ни накладки
Не должно произойти –
Что могло бы быть чудесней?
Жизнь была б не жизнь, а песня!
Если бы не сотни "если",
Поджидающих в пути.

Если знать дорогу к раю...
Если вывезет кривая...
Если в двух шагах от края
Не откажут тормоза...
Не избавиться , хоть тресни,
Никогда ни в чём от "если".
Даже дома, в мягком кресле.
"Если" двойкой бьёт туза.

В сор все ссоры и разборки!
Это только в поговорке:
Если свистнет рак на горке -
"Штопор" сменится на взлёт.
Вопреки пустой примете
Жизнь предстанет в лучшем цвете!..
Если солнце на рассвете
Не на западе взойдёт.


Мгновения лета

А лето долгим не бывает. За мгновения
Зелёный май сменился жёлтым сентябрём.
И задождило сразу, как по мановению
Руки того, кто властен над календарём.

Календарям не верить крайне нежелательно:
Итог весьма плачевным может быть. Но тут
На календарь смотреть совсем не обязательно,
Когда до осени буквально пять минут.

Не отменить её прихода кривотолками.
Наступит, что бы ни случилось. Хоть потоп.
Мгновенья лета разлетаются осколками,
Как будто кто-то уронил калейдоскоп.

А память тщательно по полочкам мгновения
Разложит, бирочки повесит – что о чём...
Автоматическая камера хранения.
С забытым кодом. И утраченным ключом...


Ты только позвони...

Она ждала звонка, изнемогая
От нежности, предчувствия любви,
В безумной страсти заживо сгорая,
Шептала: "Милый... Только позови...

Ты только позови! На всё готова!
На край земли пойду, лишь помани...
Скажу тебе заветные три слова...
Четыре слова! Только позвони...

Забыв подруг, журналы, магазины...
Салон и фитнес – всё на задний план...
Ну позвони, единственный, любимый...
Ты обещал! Ведь это не обман?"

День завершился, ночь в права вступает.
Стих постепенно шум. Звонка всё нет.
Случилось что-то? Где он пропадает?
С другой? Погиб? Втянулся в интернет?

Звонок подобно выстрелу взрывает
Густую застоявшуюся тишь!
Трясутся руки... Сердце замирает...
"Алло? КАКОГО ЧЁРТА ТЫ ЗВОНИШЬ?!!"


Тетрадка стихов

Робея, смущаясь, вздыхая украдкой,
К любому развитью событий готов,
В подарок тебе протянул я тетрадку
Своих самодельных наивных стихов.

И ясно во взгляде прочёл – эко диво!
Непризнанный, Богом забытый талант.
Вот если б поездку. В Париж, на Мальдивы
Иль, скажем, хотя б в пресловутый Таиланд.

Какая от строчек рифмованных польза?
Слова – это просто слова. Не рубли.
Сплошное жеманство, кокетство и поза:
Пишу, мол, слагаю! А вы бы смогли?

Мальдивы, Канары и, может быть, Бали,
Монмартр, Пикадилли, Бродвей, Нотр Дам –
Всё будет. Возможно. Вот только едва ли
Заморским державам я душу отдам...

Когда-то, пресытившись призрачно-сладкой,
Придуманной жизнью чужих городов,
Ты вспомнишь... Да вряд ли отыщешь тетрадку
Моих самодельных нелепых стихов.


Сума, тюрьма да горе от ума...

И молва говорит, и большие умы:
Зарекаться не след от тюрьмы да сумы.
Много мудрых советов придумал народ:
Не бросай, мол, камней во чужой огород.
Избегай не своих, пусть удобных, саней.
Бисер зря не мечи перед рылом свиней.
По дороге шагай, позабудь о тропе.
Не пытайся блеснуть интеллектом в толпе.
Будь попроще, как все. Горе – знай – от ума.
Ум загонит в острог. От него же – сума.
Всё бери, что дают. Прочь беги, коли бьют.
И хватайся за пряник. Зачем тебе кнут?
А когда избежать невозможно кнута,
Подставляй под удар что помягче места.
Будь потише воды да пониже травы.
Прыгай. Только не выше своей головы.
Не усвоишь – пойдёт всё наперекосяк.
Слышал. Слушал. Да понял я, верно, не так.
И под кнут попадал многократно на дню.
Бисер щедро метал. В пыль. Под ноги... коню.
Если пряник когда-то и перепадал,
Был он горек на вкус. Или твёрд, как металл.
А когда окажусь там, где спрос прям и строг,
Я признаюсь – был грешен. Безгрешен лишь Бог.
Но с ума не сходил. Не ходил и с сумой.
И старался всегда оставаться собой.
А другим и не стану, пусть даже припрут.
Пряник горек? Да мягок, как облако, кнут...


Вопросы

Не пережив зимы, прочувствуешь ли лето?
Поймёшь ли суть добра, не видев в жизни зла?
Кто не плутал в потёмках, не оценит света.
Не замерзавшему не оценить тепла.

А далеко ли от признанья до забвенья?
И в чём отличие «везёт» от «не везёт»?
И ощутит ли в полной мере боль паденья
Не испытавший, что такое резкий взлёт?

А может быть от плача полшага до смеха?
И что дороже в жизни – хохот или плач?
И обязательно ли, чтоб достичь успеха,
В кровь разбивать лицо о камни неудач?

А то, что деньги лучше доброго совета –
Неужто правда? А что жизнь полна полос?
Задав вопросы, я не жду на них ответа:
Ответ туманней будет, нежели вопрос...


Перелётные

Есть ещё время до зимних метелей.
Целая вечность до первых ручьёв.
Не попрощавшись, на юг улетели
Птицы из наших холодных краёв.

Там и погода, и люди другие.
Там и сытней, и гораздо теплей.
Может быть, мучает боль ностальгии
Наших скворцов, соловьёв, журавлей?

Скоро завьюжит. Ударят морозы.
В снежных сугробах увязнут дома.
А перелётным мороз – не угроза.
Где им понять, что такое зима.

В тесных кормушках за хлеб будут биться
И, что ни день – то отчаянно-злей,
С патриотическим пылом синицы.
Дела им нет до тоски журавлей.

Птицы – не люди. И птичьи повадки –
Только инстинкт. Птицам разум не друг...
И улетают. На юг. Без оглядки.
Или с оглядкой... Но всё же на юг.


Залистопадило...

Залистопадило... Как будто бы впервые.
Ну что, казалось бы, за диво – листопад?
День обречён – столпились тучи дождевые
И плачут жалобно то в лад, то невпопад.

Под стать погоде настроение: сырое,
Дождливо-пасмурное, в капельках воды...
И друг давненько не звонил... Опять в запое?
Опять какие-то в семействе нелады?

Гитара хохлится – ей сплин неинтересен.
Не помешало б с деки пыль давно смахнуть.
Прости, подруга. Как-то нынче не до песен.
Не рвутся пальцы к струнам. Позже... Как-нибудь...

Да знаю, знаю, что всё это скоротечно,
Всё, как всегда: приходит с осенью хандра.
Залистопадило... Уныло, бессердечно
Осенней грустью пропитались вечера...


Пора считать цыплят

Сезонные условности отбросив,
На календарь не глянув, наугад,
Всю ночь по городку бродила осень,
По-женски нелогично, невпопад.

Внесла поправки в летнюю погоду:
От взгляда на термометр бросит в дрожь.
Полночи решетом носила воду,
В траву роняя мелкий нудный дождь.

Из отпуска досрочно вызвав ветер -
А тот всегда вниманью дамы рад -
На пару с ним пыталась на рассвете
Устроить неурочный листопад:

Подкравшись к ближней рощице по-лисьи,
Обрушили внезапный мощный шквал,
Стараясь оборвать с деревьев листья.
Не вышло. Ожидаемый провал:

Всему свои, предписанные, сроки.
А осень летом... Чей-то недогляд?
Её визит – эскиз, набросок, кроки,
Сигнал – вот-вот пора считать цыплят.
 

 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17446

Реклама