Владислав Терентьев. Поэзия. Сентябрь 2020

Владислав Юрьевич Терентьев родился в 1971 году в Куйбышеве (ныне Самара). Поэт, публицист, член Российского союза писателей. Автор 9 книг.

Член самарского литературно-творческого объединения «Лира», магистр Международного фонда «ВСМ», лауреат всероссийских и международных конкурсов современной поэзии. Печатается в периодических изданиях России и зарубежья.

 

ЧЕЛОВЕК ДОЖДЯ

Холодные проймы оврагов
Усыпаны пёстрой листвой,
И тянется клейстером влага
По всей полосе дождевой.

Идущий тропинкой ежовой
Мечтает побыть молодым,
И дым папироски дешёвой,
Как горький отечества дым.

А он повторяет, как сутру,
Средь хворых валежин крестясь:
«Какое блаженное утро!..
Какая с Создателем связь!..»

И капли по телу стекают,
Как известь по серой стене.
И в чём его прелесть мирская,
Доселе незримая мне?..

Чего божевольному надо
В трущобах, промокших до нит?..
А он всё идёт без огляда
И светлую веру хранит.

 

ВЕКОТРУДНИЦА

Вся горница с яркими бликами, –
Как в праздник церковный светла.
Настенные ходики тикали,
В них крепко кукушка спала.

Наверно угодно Всевышнему,
Чтоб в хоре мирских голосов
Уснула она, горемычная,
В укромной коморке часов.

Позволил, а та и радёхонька,
Свой сахарный час проспала.
Простой деревенской тетёхою
Наверно кукушка была.

От птичьей работы не корчится,
Все сутки сплошное «ку-ку»,
А хочется бабоньке, хочется
Часок полежать на боку.

Гляжу я на ходики с трещиной,
Что выменял дед за пальто.
Поспи, векотрудница вещая,
Пока не тревожит никто.

 

У КРЕСТА

Всё по-нашему, по-простому –
Пожелтела трава у дома,
И устелен дровник соломой,
И авоську доплёл паук.
Осень тихо подкралась сзади
И к могильной свела ограде.
Улыбается – при параде –
С фотографии милый друг.
Чую, сердце бойчее бьётся,
Слышу, голос знакомый льётся:
«Одному в небесах не пьётся,
А хотелось бы накатить…»
Я ладонями крест поглажу,
Колокольным зазывом свяжет
Наши души…
И страшно даже
В это прошлое заходить.
В нём не тянут к себе постели,
Ни седин, ни морщин на теле,
И поволжские коростели
Зазывают в свои леса.
Нету жажды людской наживы,
И родимые предки живы,
Все стихи о любви сложили,
Поделили на голоса.
Ты прости меня, друг сердечный!..
Как же времечко скоротечно…
В жизни суетной бесконечно
Мы судьбе отдаём долги, –
Ты на небе, а я средь пыли,
Но я знаю, что не забыли,
Как мы в детстве с тобой любили
Поминальные пироги.

 

* * *

Горят рябиновые бусы,
Как фонари на рубеже.
Не отрекайся от Иисуса,
Пока он жив в твоей душе.
Он сверху чётко замечает,
Что горько пьёшь средь осенин,
И всякий раз тебя встречает,
Как сердобольный гражданин…
…И провожает до подъезда,
Пока ты мелешь дребедень,
И, как обычно, безвозмездно
Дарует новый добрый день.
А в нём рябиновые бусы
И жёлтых листьев полотно.
Не отрекайся от Иисуса,
Он всё простил тебе давно.

 

КОЛОКОЛ СОВЕСТИ

Поле высохло.
Целы лишь вехи –
Все пятнадцать крестов в облаках.
Время молча вползает под стрехи
И гнездится тайком в уголках.
Вся Россия в рубахе исподней,
А когда-то держалась в седле.
Старый щедрый крестьянин сегодня
Утерял отношенье к земле.
То ль мозоли ему надоели,
То ль обрыдло смердеть в кабале, –
Только плуги навеки отпели
Хлебосольные песни земле.
И не дышат пласты, не смеются,
Потому что Отчизна ничья.
И грачи зимовать остаются
В городах среди стай воронья.
В деревнях опустели сусеки,
Заржавела святая скрижаль.
Что наделали вы, человеки!..
Неужели Россию не жаль?..
Хриплый стон улетает небесный,
Растворяясь, как рябь в озерцах.
Это колокол совести треснул
В русских душах
И в русских сердцах.

 

* * *

Ты помнишь ли,
как обмирает душа
от мыслей, что душу терзают веками?..
На малую родину ноги спешат,
чтоб сердце согрел ей своими стихами.
Проеду сто вёрст, проплыву, пролечу,
а дальше пешком в пересвист перепёлки…
Развилок. Останки.
Стою и молчу.
Эх, ёлки да палки… Эх, палки да ёлки…
А родина, родина, родина где?..
Быть может не тем добирался маршрутом?..
Ни рек, ни полей, ни яичек в гнезде,
гляжу я в глаза незнакомому бруту.
Он скалится нагло и метко плюёт
на бóсые ноги смердящей деревне.
Над нею и солнце теперь не встаёт,
зачем ему край позабытый наш древний.
Стекло и бетон.
А любимый ландшафт
коттеджной синтетикой насмерть отравлен.
Закрытым мирком толстосумы вершат,
их взгляд неизменно на баксы направлен.
И крепко сжимая свои кулаки,
безбожным подонкам подставил затылок, –
стреляйте, окраин моих байстрюки,
покуда мой разум и ясен, и пылок.
Не зря этой ночью стонала душа,
терзаема давнею памятью строгой.
Осечка…
И я ухожу не спеша,
последний алтын уронив на дорогу.

 

* * *

Что сказано, то сказано…
Что сделано, то сделано…
Россия жить обязана,
Хотя давно поделена
На тёмное и светлое,
На чистое и грязное…
И терпит, безответная
И всяческая разная.
Считайте наши денежки,
Холёненькие пальчики!..
Почём сегодня девочки?..
Почём сегодня мальчики?..
Горит, как факел, хлёсткая
Вся правда необъятная.
Горит звезда кремлёвская,
Никем пока не снятая.
Ведёт тропинка узкая
К столу с холщовой скатертью.
Лежит здоровье русское
На блюде Богоматери.
А в душах что-то треснуло,
Умчалось в высь просторную.
Поешь кутью небесную,
Россия беспризорная!..
С тобой навеки связаны
На нас кресты нательные.
Ты жить в сердцах обязана
В эпоху беспредельную.

 

БОЛЬ

«Боль запоздалая. Совесть невнятная.
Тьма над страною, но мысли темней…»

                             Михаил Анищенко


Рана на сердце открылась сквозная,
как от гвоздя на ладони Христа.
Что с этой болью поделать – не знаю,
и горизонт, словно жизни черта.

Плотно тоска подступила под горло,
в небе венозную вскрыли зарю.
Что-то промолвить – дыхание спёрло,
глядя уныло в глаза сентябрю.

Может быть, память как мать приголубит,
может быть, Отче промолвит словцо
или какие заезжие люди
вытрут от слёз проступивших лицо.

Ветер – небесный нахмуренный дворник –
годы сметает, как листья с дорог.
Осень вгрызается в крепкие корни,
манит на отчий безлюдный порог.

Мысли опять на перо нажимают,
каждому память – своею ценой.
Дело не в том, что живём…
Выживаем
с болью на сердце открытой сквозной.

 

* * *

Обрывки снов цветных и серых буден…
Чей перевес на жизненном пути?..
Тянись к Христу,
Он милосерден к людям,
и на скамье у храма посиди.
Освободи свои дурные мысли,
лиши оков,
пусть прочь себе летят
туда, где тучи, как портьеры, свисли
в предвиденье осеннего дождя.
Иди вперёд незримою тропою,
пока дорога жизни горяча,
пока в душе затеплена тобою,
как пред Творцом,
заздравная свеча.

 

© Copyright: Владислав Терентьев Самара, 2020

 

 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17446

Реклама