Ольга Валентеева. Поэзия. Август 2023

 

Мои стихи

 

Мои стихи немыми стали –

их, видно, побеждает проза,

но на руках зимы морозной

они распустятся цветами.

Они, я знаю, стали строже –

в них не звенит шальная юность,

но в них осталась звёздность, лунность,

любовь – что может быть дороже?

И пусть я реже обращаюсь

к словам, что к небу поднимали,

они мне дороги, пусть стали

так зыбки, что вот-вот сломаюсь

и только в прозе воплощусь я.

И всё же жаль строки звенящей,

ведь в ней была я настоящей,

в ней пела жизнь, сияли чувства.

И что теперь, скажи, мне делать?

Строка ложится на бумагу,

а небо льёт на землю влагу...

Взгляни, страница опустела...

 

 

Предвесеннее

 

И февраль подойдёт к концу,

и окажется, что весна!

Наши жизни подобны сну –

только вечно нам не до сна.

 

А весна – это значит, свет

и надежды случайный луч.

И окажется, смерти нет –

этот мир, как и мы, живуч.

 

И окажется, что порой

нужно только открыть глаза:

ты увидишь морской прибой

в синем небе, и паруса

облаков – белоснежных яхт –

над тобой проплывают вдаль.

А пока что морозом взят

твой изысканный друг – февраль.

 

А пока что весна – мечта,

до неё так нелёгок путь.

И весенняя красота

дышит снегом – совсем чуть-чуть.

 

 

***

Горечью на губах

вновь оседает время.

Душу прорежет страх:

снова не там, не с теми.

 

Кто мне укажет путь?

Кто осветит дорогу?

Страшно уже вдохнуть.

Сердце – в ладонях Бога.

 

Слышится тихий плач –

это малышка-вера.

Призрачен лик удач.

Счастье? Давно химера.

 

Только я всё иду,

путь мой давно назначен.

Будто скольжу по льду...

Можно ли жить иначе?

 

Можно ли избежать

этой тоски и грусти?

Новых удач не ждать –

горько и слишком пусто...

 

Мир мой безумно тих,

ну а душа – на выстрел.

Слышишь? Песок бежит...

Это крупицы жизни.

 

 

***

Мир соткался в чёрно-белое,

без просветов, полотно.

Что с судьбою ты поделаешь?

Больно? Знаешь, всё равно...

 

И гремит война – не кается.

Я иду, и слышно мне:

чьи-то жизни обрываются

в этой проклятой стране.

 

Всё испито, всё исхожено,

и душа – не грамм, а пуд!

Приложить бы подорожник к ней,

только травы не спасут

от тех ран, что душу бедную

распинали на кресте.

Кто расскажет, кто поведает,

где для душ лекарство? Где?

 

Нет его... А сердце гордое

не даёт свернуть с пути.

И под вопли залпов чёрные

очень нужно мне дойти

до победного, до лучшего,

а пока далёк мой путь.

Где же, где же та излучина,

что позволит отдохнуть?

 

 

Ветер

 

Меня снова зовёт ветер –

он поёт на краю света.

Он целует поля, травы,

он не знает людских нравов

и не верит, что есть горе,

ведь у ветра в душе – море.

 

На губах у него дали,

о которых едва ль знали.

Унеси же меня, буйный,

в те края, где прибой шумный

забирает тоску, радость

там играет в венке радуг.

 

Полечу за тобой, ветер.

Мне дубравы шепнут: «Где ты?»

Я отвечу: «В краях дальних,

Что сокрыты моей тайной.

А со мною поёт – слышишь? –

ветер мой. Он со мной дышит».

 

 

Осеннее

 

Поговорить бы с кем-то, но молчит

мой голос хриплый, сентябрём простужен.

И я шагаю по озябшим лужам,

а в воздухе осенний дух разлит.

 

Шаги чеканю. Брызги, слякоть, грязь.

Мы с этим сентябрём всегда похожи:

он грусть испил, и я тоскую тоже

и так мечтаю просто не упасть.

 

А камень тянет – вон туда, на дно,

и календарь листает беспощадно

те дни, где я угрюма, где нарядна,

где весела... А в общем, всё равно.

 

И осень льёт дождинки сентября,

целует щёки, обнимает плечи,

но не поможет, больше не излечит –

такую грусть дождями смыть нельзя.

 

И нет меня... А осень всё же здесь.

Смотрю в глаза ей с грустью, понимая,

что я – лишь сон... И завтра вновь другая

возьмёт мой зонт. А я же... где-то есть.

 

 

***

Есть ли предел для горечи?

Есть ли предел для боли?

Выданы нам откуда-то

к чувствам чужим пароли.

 

Хочется спрятать – только вот

мне от себя не скрыться,

и на бумагу точками

память навек ложится.

 

Хочется сделать что-нибудь,

что-то сказать, коснуться.

Если мы спим, то лучше бы

взять и сейчас проснуться.

 

Дрёму отбросить серую

и утонуть во взгляде.

Что я, скажи, поделаю,

если тебе не надо

ни глубины прощения,

ни отголосков счастья,

ни обещаний мщения?

Чувства не в нашей власти...

 

И ухожу я, призраком

окна твои целуя.

Знай, что с тобою искренне

я по тебе тоскую.

 

 

К книге «Безмолвная богиня»

 

Сестра моя, душа моя, как стало,

что мы с тобой – на разных берегах?

И боль моя опять звенит металлом,

и я в твоих глазах читаю страх.

Сестра моя, скажи, что с нами будет?

Война с тобой идёт который век.

Ну кто, ответь, придумал эти судьбы,

в которых ты, мой близкий человек,

вдруг стала дальше, чем дожди над бездной,

которые смывают боль мою?

Мне говорят, бороться бесполезно.

И ненависть свою по капле пью,

смеюсь в лицо и жалю горьким жалом.

Уничтожаю всё, что любишь ты.

Взгляни! Меня осталось слишком мало.

Где жизнь моя? Любовь? Мои мечты?

Я только тень с янтарными глазами,

я только имя... Чей-то глупый страх.

Сестра моя, вина моя, как стало,

что мы с тобой – на разных берегах?

 

 

Питер

 

Мне снится дождливый Питер –

его мостовые, шпили

и улицы, где любили

гулять мы с тобой вдвоём.

И я надеваю свитер –

кто скажет, а хватит силы

умчаться туда, где мило

бродить под седым дождём?

Мне снится он – это значит,

что скоро билет на поезд,

а может быть, на автобус

куплю я себе опять.

О прошлом, поверь, не плачу,

а к будущему притронусь.

И сны мои – просто бонус,

чтоб легче мне было ждать.

Он тоже меня дождётся –

посмотрит и скажет: «Дома»,

и пусть мы лишь год знакомы,

покажется: целый век.

И в Питер вернётся солнце,

коснётся оно перрона.

А если вдруг спросят: «Кто вы?» –

отвечу: «Я здесь навек».

***

(Горький пух тополей: Сборник стихов молодых

поэтов Донбасса. – Таганрог, 2023. – 156 с.)

 

 

Бецонис Настасья (Бобрик Анастасия)

ОНЛАЙН

(Перевод с английского языка Ольги Валентеевой)

 

Я не знаю тебя

И тебя не люблю,

Но когда ты онлайн,

То от счастья пою.

Вижу снег за окном –

В мыслях только лишь ты.

Где ты? Как ты? А вдруг

Всё же встретимся мы?

Я стесняюсь чуть-чуть

И немного боюсь.

Но тебе я не лгу –

Лишь сильнее стыжусь.

 

 

Гассиева Анна

(Перевод с осетинского языка Ольги Валентеевой)

 

Когда за себя я изведаю стыд?

Когда мои чувства вдруг станут ярмом,

Иль друга предам – пусть неправ он, увы,

Иль спину прогну перед сильным врагом.

Иль если злословить когда-то начну,

Заслышав, что с кем-то случилась беда.

И если я Богу молитву пошлю

Из страха: а вдруг существует он? Да!

Пусть стыд посетит, если в лесть окунусь,

На чью-то беду свысока посмотрю,

А в трудные дни допущу в душу грусть,

И счастье чужое к себе приманю.

Иль в бездну толкну я когда-то врага,

А в бедности хлеб свой не стану делить

С другими, кто, может, беднее меня,

А в доме моём станут сплетники жить.

Когда не сумею простить и понять,

Когда на колени я рухну, упав.

Изведаю стыд, если стану вдруг я

Себе псевдонимом, себя потеряв.

___________________

©Ольга Валентеева, ЛНР, г. Стаханов

 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17489

Реклама