Роман Круглов. Поэзия. Август 2023

 

Шесть секунд

 

Шесть секунд... каждый раз я считал до шести,

если слышал свист мины, летящей над нами.

Рядом не взорвалась – нам с ней не по пути,

снова выжил... спасибо... храним небесами!

 

И, молитвы читая в подвале сыром

от грехов нечестивых, гордыни надменной,

под рукой я держал металлический лом –

откопаться суметь до приезда военных.

 

Брали воду из луж... и еда на костре...

При обстрелах ночных как вести себя знаешь.

Слёзы, горе и боль никогда не стереть...

На войне страшно то, что ты к ней привыкаешь!

 

 

Надрыв...

 

В сотый раз при выходе взгляд по сторонам,

тени непонятные будоражат душу.

В небе гул раскалывает сердце пополам.

Страх тепло душевное превращает в стужу.

 

Город словно вымер, жизнь ушла на перерыв.

Бабушка на купола крестится украдкой.

Думаешь: как быть, когда внутри такой надрыв,

что поможет справиться с мучительной загадкой?

 

«Одинокому везде пустыня» – я читал.

Вроде бы не одинок, но что поделать с жаждой?

От себя не убежать, закрылся мой портал.

Боль со мной останется в новой строчке каждой...

 

 

***

Бесцельно прожитые дни,

бездумно вытертые ночи.

Там, где сочувствуют одни,

другие – беды всем пророчат.

 

А я в безумии страстей

пытаюсь быть собою всё же.

В потоке грязных новостей

сберечь, что мне всего дороже.

 

Не предавать свои мечты,

не изменять своим устоям.

В моменты праздной суеты

не быть причисленным к изгоям.

 

Своими мыслями суметь

всё объяснить... не под копирку...

Не запретишь душе болеть...

Не сдашь всё прожитое в стирку...

 

Среди жестокого вранья,

что овладело нашим веком,

простая просьба у меня:

хочу остаться человеком!

 

 

***

Чёрные вороны, серые дни,

белые пролежни грязной зимы

дали понять: мы с тобою – одни

в этом чернильном величии тьмы.

 

Правда не прячется в полутонах.

Истины цвет не всегда нам знаком.

Если в палитру подмешивать страх,

ярким не будет раскрашенный дом.

 

 

***

Верните мне весну с зелёными полями,

с рассветами надежд, с закатами тревог.

С весельем от души, друзьями, шашлыками,

с мечтами разгадать таинственность дорог.

 

Верните мне весну с прогулками по лесу

и запахом дождя и скошенной травы.

И прошлых мирных лет весёлого повесу,

и книгу жизни без военной в ней главы.

 

Не надо мне весны, когда страдают люди,

и с каждым новым днём растёт число смертей.

А вместо звонких птиц – жестокий звук орудий,

и горе, слёзы, боль из сводок новостей...

 

 

***

Я хочу отойти ото сна

чёрно-белого, с запахом гари.

Чтобы в окна стучалась весна,

а не этот кровавый сценарий.

 

Чтобы дети смеялись, резвясь,

а не прятались в тёмных подвалах.

И с родными всегда была связь,

а не помыслы: что с ними стало?

 

И на сердце спокойно, легко,

а душа – без осколков и ссадин.

И хорошее недалеко,

день сегодняшний снова отраден.

 

И вокруг расцветала земля,

и сады сладко благоухали.

Видеть в небе полёт журавля,

и поля чтобы все оживали.

 

И в режиме такой тишины

оставаться на долгие годы.

Я хочу отойти от войны

и суметь пережить все невзгоды!

 

 

Всадники Апокалипсиса

 

Гнев, без сомнений, приводит к Раздору

и разрушает извне.

Первым приходит по приговору

Всадник на белом коне.

 

Следом за ним, на коне красно-рыжем

скачет Война уж стремглав

и призывает взглядом бесстыжим:

«Больше кровавых забав!»

 

Топот услышал – запряг вороного

Голод и сразу же в путь!

Страх нищеты подбирается снова –

в этом вся Голода суть.

 

И, замыкая четвёрку, конь бледный

Смерть привезёт на себе.

В поисках тел он приходит последним

к павшим в неравной борьбе.

 

Новых трагедий и горестей в мире

первопричина – внутри.

Если не веришь, открой очи шире.

Просто «иди и смотри»...

 

 

Лето, которого нет...

 

Ночью гром... слава Богу, что гром...

Ветер сильный... спасибо, что ветер...

Кто-то просто оставил свой дом

и ушёл в никуда на рассвете.

 

А деревья всё так же стоят.

И бабульки сидят у подъезда.

Мамы в садик отводят ребят.

И во двор для машин нет проезда.

 

И, казалось бы, всё как всегда,

только краски чуть-чуть помутнели.

Та же в кране «качает» вода.

Те же тени отбросили ели.

 

Только в лицах прохожих людей

не увидишь, как раньше, улыбку.

И всё меньше в квартирах огней

и суждений без прав на ошибку.

 

А хотелось отвлечься от бед...

С февраля как-то не получилось.

Здравствуй, лето, которого нет...

До свиданья, весна... не сложилось...

 

 

***

Накрывает осень пледом ностальгии,

чай воспоминаний заварив с утра.

В лужах отражаясь, дни пришли другие...

Грусть с листвой разносит ветер по дворам.

 

В пышное убранство разноцветных красок

нарядив деревья перед тем, как снять,

осень обнажила суть людей без масок...

Маски пригодятся – вдруг «ковид» опять.

 

Как писал Довлатов: «Я предпочитаю

быть один, но рядом с кем-то...» – вот ответ.

Провожая взглядом в небе птичьи стаи,

улетаю с ними в мыслях столько лет...

 

 

Пустота...

 

Мыслями не делиться,

котики в соцсетях.

Даже родные лица

редко теперь в гостях.

 

Дождь умножает слёзы,

чувства могу не скрывать.

Только пугают грозы...

кажется, будут стрелять.

 

Песни забытых предков

лишь при закрытом окне.

Стал улыбаться редко –

что-то сломалось во мне.

 

Снова задёрнет шторы

самообмана инстинкт.

Выкрадут думы-воры

время, рождая конфликт.

 

В выборе повседневном:

хлеба или свинца?

Делаюсь очень нервным

с явной потерей лица.

 

В беге таком бесконечном

первенствует темнота.

Хочется думать о вечном,

а на душе – пустота...

***

(Горький пух тополей: Сборник стихов молодых

поэтов Донбасса. – Таганрог, 2023. – 156 с.)

 

Богатырева Алина

Не нужна

(Перевод с кабардино-черкесского языка Романа Круглова)

 

«Мы улетаем!» – птицы кричали.

Мир потемнел, помрачнел.

И овладели тотчас печали

Всеми, кто стал не у дел.

 

Строгое слово отзывом в сердце

В душу вошло, словно шип.

Не закрывала миру я дверцу,

Жизнь – как пронзительный скрип.

 

Слово, Эльбруса горы тяжелее,

Грузом на плечи легло.

И всю любовь, что так нежно лелеял,

Вдаль от меня унесло.

 

«Ты не нужна мне!» – в эту минутку

Небо закрыло глаза.

С сердцем сыграла любовь злую шутку,

И прогремела гроза!

 

 

Обманчивая надежда

(Перевод с кабардино-черкесского языка Романа Круглова)

 

Тает надежда в мгновении,

Лёгкие дышат опять.

Преодолела мучения,

Незачем их вспоминать.

Мука была беспощадною,

Горькой, суровой, до слёз.

Болью моей непроглядною.

Кто муку в сердце занёс?

Перемолола безжалостно

Чувства, как мельница – рожь.

Душу царапая яростно,

К сердцу приставила нож.

Трудная мука, тяжёлая

В теле застыла моём.

Хмурая и невесёлая,

Всё было ей нипочём!

...Только лишь слово заветное

Муку лишило основ.

Доброе и неприметное...

И это слово – любовь!

___________________

© Роман Круглов, ЛНР, г. Луганск

 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17484

Реклама