Наталья Филимонова. Поэзия. Март 2023

 

***

Зима была не то чтобы холодной,
Но самой белой из последних зим.
И этот цвет был сам себе подобный,
И в белизне своей неотразим.
Я наблюдала за её бессмертьем –
В ней было что-то, что свести с ума
Могло любого, но, она сама
Самой себе казалась милосердней.
Она звала меня к себя на чай
И я ходила в гости помолчать.
Качала на руках её ребёнка –
Он долго засыпал, но спал недолго.
Я возвращалась от неё впотьмах,
Включала чайник, надевала кофту,
И выходил ознобом белый страх,
И было неприлично и неловко
Сказать ей: Хватит. Ты здесь не одна.
Я тоже цвета белого полна...

 

***

Зима переходит границы,
Не видя невидимый край.
Под снегом скрипят половицы,
Им, незасыпаемым, снится,
Что белые-белые птицы
Влетают в замерзший февраль.

Безумное мрачное время
Толпится в моей голове.
Я где-то не там и не с теми,
И, даже, не в собственном теле,
Но слышу, поёт соловей

Так громко, чтоб люди в округе
Разинув замёрзшие рты,
Ещё не остывшие руки
Тянули к воскресшим из вьюги,
Рождая в невидимом звуке
Подснежные первоцветы́.

 

***

Когда переживаешь Родину,
Переживаешь и себя
Внутри неё. И выжил, вроде бы,
Но ты – не ты, и я – не я.
И бобылём стоишь над пропастью,
А пропасть падает в тебя
И давит многогранной плоскостью
Невыносимая земля.
И разбивается о правильность
Неясных мыслей полотно.
И вроде жизнь, казалось, нравилась,
А выжил - стало всё равно.

 

***
Соседи сверху не дают уснуть.
Смотрю на люстру, считываю суть
Их непреодолимого желанья
Втянуть меня в преступную игру,
В которой нет ни правил, ни названия.

Возможно, из неё бы вышел толк,
Но в кухне обвалился потолок,
Пошли по швам невидимые стены
И затаилась ненависть в углу.
Мои, ещё не резанные вены,
Рвались внутри напуганной меня.
От напряженья вздрогнула земля.
Я тихо встала, приоткрыла двери -
Там, в силуэте черного огня,
Резвились Бесы и бесились тени.

Обетованный очертила круг,
Не понимая своего желанья.
И каждый, кто был в нём - и враг, и друг -
Пытался завладеть моим дыханьем,
Но сердце билось смело, и не смея
Себе позволить внутреннего змея
Освободить из мрачной черноты,
Я набрала январской в рот воды
И окропила выжженную землю.

 

***

А дальше что? А дальше снег и снег.
И нет просвета. Или это – свет?
Тягучий, затуманенный, седой,
Ложится между небом и водой.

А дальше – встанет толстокожий лёд,
Его не перейти ни вплавь, ни вброд,
Его не растопить, не расколоть.
Оберегая всю земную плоть,
Он так и будет до весны лежать
Пока не дрогнет первая межа.

А после - травы будут говорить,
Паук сплетёт невидимую нить,
Уснёт пчела в заснеженном цветке,
А дальше - снова наледь на реке.
И без конца идёт круговорот
Пока природа дышит и поёт.

И только мне не нужен этот снег.
И этот лёд, что глух ко мне и слеп,
И этот человек, что никогда
Своей любовью не растопит льда.
Я – не природа, я – жена и мать.
Со мною нужно жить и понимать...

 

***

Перебороть свой страх, перерасти
Саму себя и стать немного выше.
На божий свет дитя произвести,
И слушать как оно живёт и дышит.
И, сладкою крещенскою водой,
Что омывает ледяную кромку
Речной купели, напоить ребёнка –
Он будет улыбаться и гулить.
Обветривая мокрую ладонь,
Морозный воздух прячется за мной,
Пытаясь с тишиной заговорить.
Я прошепчу: не тронь её, не тронь.
Пусть спит и набирается ума...
Ещё не скоро кончится зима....

 

***

Тот год был главною причиной
Идти до самого конца.
Я помню каждую морщину
Его небритого лица.
Он бил невидимым прикладом
Невыносимо и легко.
Артериальной бился правдой,
Кипел отравленной рекой.
Я пересчитывала жизни
Своих потерянных друзей.
Мне руку подавал Всевышний,
Входя в мой разум, как в музей.
И, ничего не понимая,
С неразгибаемых колен
Вставала и брела, хромая,
Вдоль скрытых пограничных стен.

 

***

На ветках раскраснелись ягоды.
Нарисовать на белом задали
Как провела в молчанье год.
Я с детства не держала кисточку
И штамповала черным рисочки
На часовой круговорот.

Казались палочки угрюмыми,
Но, изначально, так задумано
И ничего не изменить —
Учитель забелила набело
И переделывать заставила,
Пошла родителям звонить.

Над белым выступало чёрное,
И было чётко видно чётное
Неразделимое число.
Соседка взвизгнула от зависти.
И всё пересказала старосте.
А дальше — музыка без слов.

 

***

Это всё —
от меня до тебя,
От окраин до самого центра,
От бессмертия до бытия —
Безнадёжно-ноябрьского цвета.
Этот дождь,
этот мокрый туман,
Этот город, что сер до озноба,
Этот снег, что рождает зима...
Этот мир, зацелованный Богом
И тобой,
не имеет запретов.
Темноту производит из света,
Признаваясь в кромешной любви.

За собою меня не зови —
Мне хватает осеннего снега.

 

***

В меня вселился, Боже, упаси,
Огонь, похожий на морозный воздух.
Сопротивляясь, из последних сил,
Он прожигал меня насквозь, знобил,
Но не был мною принят и опознан.
Он замедлял шаги и торопил.
Слова шептал о важном еле слышно,
Но я не понимала ничего.
Снаружи было ярко и черно,
И слишком высоко, и низко слишком.
От этого непонятого света
Мне было удивительно легко —
Бежал за мной, вдыхаясь глубоко,
Своим теплом держал на свете этом.
И если бы не он, не знаю как
Переживанья обратить в пустяк
Смогла бы я. Не справится одной.
И я в себя пустила тот огонь.

 

***

Гуси кричали, гуси летели,
То ли на Запад, то ли на Север.
То ли с отчаяньем, то ли с надеждой
Резали воздух морозный небрежно,

Тёрлись о край облаков опереньем.
Гуси летели, отбросив сомненья,
Через бесформенное пространство,
Через погодное непостоянство.

Солнце, упавшее в омут заката
Было, от части, само виновато,
Что не увидело стаю летящих,
Самых отважных и настоящих.

Видишь, вон тот, что глядит на тебя?
Это я.

 

***

Мёрзнет камень. Твердеет земля.
Ветер сушит болота и реки.
Неуклюже крадётся зима.
Опускаю прозрачные веки
В бездыханное царство цветов,
Где идут разговоры без слов,
Где тоскуют по божьему раю.

Лично я это место не знаю,
Но слыхала от мертвых дерев —
Если долго стоять, замерев,
Можно слышать как тонкая ива,
Наклонившая ветки стыдливо
К изголовью дрожащей воды,
Тишину называет на "ты".

Та - молчит, ни единого всплеска.
Солнце умерло за перелеском.
Холодает. Пора уходить.
А с тобою нам не по пути,
И оспаривать факт бесполезно.

Мы, согретые Богом и детством,
оставляем друг друга.... Смотри -
Как твердеет земля под ногами!
Будто встала зима между нами,
Будто сердце замёрзло внутри...
 

© Наталья Филимонова

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17489

Реклама