Ирина Гладкая. Поэзия. Ноябрь 2022

 

 

НЕОРДИНАРНАЯ

 

Я - Шарль Бодлер. Я - Ив Монтан.

Я – Бассадор. Я - Каппучино.

Я - Танец, Остров, Океан!

А как проснусь - опять Ирина!

Хочу быть этим или тем,

Хочу заснуть, не просыпаться.

А кто-то, где-то между тем,

Быть может, хочет мной остаться.

 

 

***

 

«Водопада, отрада, услада»…

Запинали поэзию, слопали.

Лучше б выжрать бутылочку яда,

Чтоб «ступнями по сердцу» не топали.

Обжигает огнем словоблудие.

В пепле россыпи слова пропащего.

Подставляю под очередь груди я

Пулеметную очередь пнящего.

 

И пинают меня пьедестальную!

Разухабились пили–писулики.

И тупым концом строчку банальную

Мне под ребра поэтики-жулики:

«Выплюнь слово. Расхаркайся бранью.

Что заткнулась, прикинулась гордой?»

А я просто - поэзия раненая,

Да к тому же с набитою мордой.

 

 

***

 

Я слышала,

Как бьется у порога

Голодная бродячая любовь:

«Мне холодно, впусти, ну ради Бога,

Прими, согрей и ласкою обновь».

 

Знакомой шлюхи голос узнаю.

Дешевенький расчетливый цинизм.

Да наизусть я - песенку твою.

Ты не любовь – ты просто эгоизм.

Ты от балды матаешься по свету

И губишь все! Себе и всем назло!

А ведь тебя в природе просто нету -

Ты - не Любовь, ты временное Зло.

 

Я лучше чем-нибудь займусь подводным!

Я литерным по жизни прокачу!

И я уже не подаю голодным.

Ну, может иногда…

Когда хочу.

 

 

***

 

Обожаю опозданья,

Когда нервы на пределе,

И таксист, как наказанье,

И успела еле-еле.

В наслаждении контраста -

Там спешила – здесь сижу,

Под лунищею прекрасной

В степи сонные гляжу.

 

Мчит состав, ловлю мгновенья,

Пью из фляжечки коньяк,

Мне в вагонном настроенье

Собеседник полумрак.

А ночные полустанки!

Это ж прямо волшебство!

Поезд спит, а я вакханки

Ощущаю торжество.

 

Ночь, перрон, кругом ни ляли.

Тени трутся возле ног,

Поезд – так - намалевали

Тени… ветер… кто как мог.

Я уже шайтан-царица

В раздраконенной груди…

Нет, не грохну проводницу,

Если скажет: «Заходи».

 

У меня еще полночи

И подумать и принять…

Бархатно состав грохочет,

Ветер! Скорость! – благодать!

 

Я всегда беру билеты

На ночные поезда.

Все равно, куда я еду,

Даже если в никуда.

 

 

***

 

Мужчинам нравиться?

Какая ерунда.

Я нравиться себе должна сначала!

 

Как море дикое

Без грязи и причала,

Где мужики лепили города.

Как горный воздух,

В дикости своей,

Пьянящий, как христовое вино.

 

Мне даже откровенно все равно,

Что про меня судачат нелегалы

Разнузданных страстишек

И притом,

Лобзая руку мне слюнявым ртом.

 

И дикий нрав,

И дикий антураж-

Природное начало безгранично.

Но мужики, достаточно цинично

Оценивают мой потенциал,

Как в Эрмитаже блеск провинциал.

 

И столько в них раздутого величья,

Что не хватает места для ума понять,

Что женщина, хотя бы из приличья

Не даст понять,

Что может и САМА

Лепить и города, и отношенья!

Не спрашивая разрешенья.

 

 

***

 

Гроза грозится. Свод наперекос.

И свистопляс стихии возбуждает.

А я лечу по жизни под откос,

И сам откос еще про то не знает.

 

Бродяг он видел, падших и лжецов.

Ко всем был сух, без лести и без гнева,

Ну, в общем, насмотрелся подлецов,

Но чтоб вот так вот просто – КОРОЛЕВА!

 

И где-то у развалин у костра,

Спасаясь от советов и от ветра,

Я вдруг пойму, что я здесь неспроста

Под слоем жизни в сотню километров.

 

Кому нужна поэзия стихов.

Зачем желанный образ – это – слава!

И где страна, где нету дураков,

Где речь – не водосточная канава.

 

Желания терзают, как палач.

Мне б красоты понюхать и забыться.

С рыданий медленно перехожу на плач.

Ах, жаль, что больше некуда катиться.

 

И я уснула. Снился мне рассвет,

Лаская нежно наготой прохладной.

Я не спала так сладко много лет,

Как здесь, на дне, в постели листопадной.

 

Усталая симфония чудес.

Она свободна и проста, как ветер.

Мне «подоткос» под кофточку залез,

В ночь самую прекрасную на свете.

 

 

***

 

И праздник был, и были пироги,

И мне все время че-то наливали…

В лесу, в избушке пили, у Яги,

И черти до упаду танцевали.

И оборотень так кружил со мной,

Что сотни раз в кого-то превращался…

Потом орали песни про убой…

Потом бессмертный до смерти нажрался…

 

Горыныча икота довела,

Так я ему – совет, он: «Будь сестрою»,

И бабушка Ягиня обняла:

«Я все тебе оставлю, будь со мною».

 

Ночь торжества над ханжеством.

Кутеж

Опровергал наветы про злодеев.

Никто мне не воткнул под ребра нож,

И даже мысль такую не взлелеяв -

 

Ведь мы же сидели за одним столом!

И пусть дымилась голова на блюде!

К утру уснула я спокойным сном.

А че бояться – это же не люди.

 

 

***

 

А, может быть, не стоит сожалеть

О том, что многое несовершенно.

И если нам приходится болеть -

Так это для контраста непременно.

 

И если день прошел без ничего…

Вся наша жизнь - за многое расплата…

Я знаю точно - это для того,

Чтоб оценить всю красоту заката.

 

И многого не нужно написать

Себе самой, не омрачая чтенья.

Теперь я знаю - дважды два - не пять.

Ой, щас умру от умиротворенья.

 

Понаблюдайте бисер из росы,

Как капля катится по бархатистой лунке,

И жизнь, которая в две полосы -

От удовольствия распустит слюнки.

 

А я - к себе, я - в свой уютный дом -

Мне только спрыгнуть в собственные мысли…

Там хаос, пыль, табачный дым и ром,

Зато свобода, братцы, в полном смысле!

 

Свобода от пристрастия беды!

От тяжести давлеющего «надо»!

И путь хочу, от бездны до звезды,

Промчаться восхитительным Торнадо!

 

И мне давно и глубоко плевать

На страх, на боль, на злобный пасквильтель!

И я поставлю на небо кровать!

И звезды мне насыпятся в постель!

 

 

***

 

Устала я от посягательств жизни

И вынужденно годы волочу.

Спасибо всем, особенно Отчизне,

За то, что жить так больше не хочу.

 

Уйду в болота, в холодность и мглу,

Укрою тело скромными цветами,

Чтобы не мерзнуть больше на углу,

Где жизнь меня топтала сапогами.

 

Любить мне все равно не суждено

И жить по-хамски я не научилась.

Я убегу в раскрытое окно

От жизни, что с людьми не получилась.

 

 

***

 

Рождаются и днем, и ночью.

Зачем тогда, ответьте мне,

Хоронят днем?

Я, между прочим,

Хотела бы, чтоб при луне

Меня друзья похоронили.

 

И никаких холмов,

Чтоб в мыле

Табун прогнали лошадей.

Ну, не люблю я, хоть убей,

Надгробий.

Пусть все станет пусто.

Ничто не нужно будет мне.

Похороните при луне.

 

___________________

© Ирина Гладкая, г. Азов

 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17471

Реклама