Кингисеппец Артур Еникеев: «Всё было в крови, куски людей, крики, стоны, паника, непонимание случившегося и ощущение дикого страха»

"Оглянулся вокруг — света нет, люди в крови, трупы" — картина теракта от раненного при взрыве жителя Кингисеппа Артура Еникеева. В тот момент рядом были две погибших ленинградки и еще четверо областных с травмами. Мы встретились с ним в Мариинской больнице.

"Я такого в кино не видел, даже в самых страшных фильмах. Всё было в крови, куски людей, крики, стоны, паника, непонимание случившегося и ощущение дикого страха",  - описал мне последствия взрыва в вагоне поезда петербургского метро участник событий, 20-летний житель Кингисеппа Артур Еникеев.

Взрыв в вагоне поезда между станциями "Сенная" и "Технологический институт" произошел в 14:40, в понедельник, 3 апреля.  14 человек погибли, 51 ранен. Теракт. Три дня траура.

Артур — студент третьего курса университета путей сообщений в Петербурге. Будущий инженер железных дорог и транспортных тоннелей. То есть метро — объект понятный.  Смертник взорвался в нескольких метрах от него.

"До сих пор думаю, как я там оказался? Почему? Обычно всякие нехорошие приключения обходят меня стороной, а тут вышло по-другому", - удивительно спокойно для  больничной койки рассказывает Артур.

Вместе с тремя одногруппниками спустился  в метро после занятий. Ехал с "Сенной" в спортзал на  "Балтийской". Смеясь,  зашли в вагон. Людей было немного.  Поезд двинулся в сторону "Техноложки".

"От станции до станции ехать недолго. Но спустя минуты полторы - вспышка и грохот. Я сначала испугался, даже вскрикнул и подумал, что это чья-то шутка такая. Оглянулся вокруг — света нет, люди в крови, трупы. Стало  понятно - не шутка", - вполголоса, из-за оглохшего правого уха, говорил журналисту Еникеев.

О том, что взрыв произошел в вагоне, а не снаружи, Артур понял только по выгнутым в сторону тоннеля дверям. "По факту, до платформы мы ехали недолго. И пока состав тянули, мне руку дал незнакомый парень. Мы с ним друг за друга схватились и так ехали. И мне казалось, что прошло много времени. Плюс ко всему я толком ничего не слышал, только чувствовал запах фейерверка", - описывал путь искореженного состава Артур.

Уже на перроне молодой кингисеппец, как и остальные, кто мог ходить и был в сознании, выбивал окна и вылезал через них. И только на станции осознал, что произошло: "Искореженный вагон, крики, стоны, куски людей, трупы и много крови. Стало понятно, что не случайность, а, возможно, теракт. Но об этом не думал — кружилась голова, тошнило".

Друзья, к счастью, нашлись на платформе живыми. На выходе из метро всех ждали медики, полицейские и спасатели. Встретили знакомых, взяли у них салфетки, вытерли кровь и разошлись. Практически молча. Артур не стал обращаться к врачам, пошел в сторону университета: "Я подышал воздухом и стало получше, только ухо не слышало. Не думал, что это проблема. Просто хотелось домой". В Мариинскую больницу его привезли через три часа после взрыва - контузия, ожог левой кисти и легкое ранение головы.

К утру 4 апреля он оказался в блоке интенсивной терапии и реанимации. Вместе с ним лежат ещё четверо пострадавших. Ходячих двое, но дальше палаты их не пускают медики.

"Понимаете, характер травм, например, у Артура, поражающий взрывной волной. Он, конечно, пытается нарушать запрет, но это опасно. Мы не можем со 100-процентной уверенностью говорить, что он не потеряет сознание от нагрузок. А ходьба тоже нагрузка. И курить нельзя, ни в коем случае. Это может навредить. Да и времени прошло слишком мало, чтобы как сайгак скакать", - пояснил один из врачей отделения.

Да и некогда ходить. К пострадавшим — нескончаемый поток посетителей: следователи, военные, сотрудники МЧС, друзья. Они принесли Артуру новую одежду — вместо той, что пропиталась чужой кровью, пылью и запахом гари. Маме приезжать не велел. "Когда мы с ней говорили, я сказал, чтобы не приезжала, не отвлекалась от работы (мама — зав. детским садом в Кингисеппе — ред.). Со мной всё в порядке, живой, целый. Сам со всем справлюсь", - уже улыбаясь, пояснил журналисту Артур.

- Как поедешь в редакцию? - спросил Артур на прощание.

- На метро, - ответ родился машинально.

- А я вот сейчас думаю, что боюсь спускаться в подземку. Ехал сегодня в лифте, и почему-то было страшно. Выпишусь — пойду в общагу пешком или на автобусе. Но думаю, что это ненадолго, и, в конце концов, рискну.

 

Дарья Калинич,

47news

Поделиться


Вернуться к списку новостей

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17464

Реклама