Андрей Коровёнков. Поэзия. Август 2021

 

Ночной визит


Листок бумаги,
мыслей ворох
и тишины ночной объятья...
Буквально в шаге –
лёгкий шорох
воображаемого платья.
Возможно, шелест
крыльев – точно
определить довольно сложно,
однако, прелесть
в том, что ночь, но
от тихих звуков не тревожно.
Бессоность ночи –
не обуза,
ночные страхи – просто шутка,
когда захочет
в гости муза
зайти хотя бы на минутку.
Непредсказуем
гостьи этой
ночной визит вне расписаний:
нередко всуе
ждут поэты
желанных с музами свиданий.
Не слишком мудро
и опасно
шар самомнения вбить в лузу:
наступит утро –
станет ясно,
что был с визитом... призрак музы.


У врат рая

Дрожа, от страха обмирая
И совершенно не дыша,
У самых врат святого рая
Томилась грешная душа.

Себя исчадием порока
Она считала. А к вратам
Спросить явилась: где дорога,
Что в ад? Её, мол, место там.

Апостол Пётр, взглянув сурово,
Открыл ворота не спеша,
Сказав единственное слово:
«Входи». И дрогнула душа.

«Входить? Когда грехов скопилось,
Как звёзд на небе?» Пётр в ответ:
«Ад там, откуда ты явилась.
Там и грехи. А здесь их нет».

И с полным пониманьем дела
Поставил точку, доверша:
«Душа невинна. Грешно тело.
И разум. Разум – не душа».


Потерявшаяся строчка

Каждый день в объятьях крепких
Жесточайшего цейтнота
Ком сбиваю воедино
Важных дел и чепухи.
Вечно в связке, вечно в сцепке.
Цикл: работа – дом – работа.
Ну, а там, где середина…
Полминутки – на стихи.

Слов запасы экономлю.
Обрубает жёстко точка
Излияний, фраз натужных
Переливы… Слово – шаг.
Затерялась где-то, помню,
Недописанная строчка
Среди вороха ненужных
Важных писем и бумаг.

Циркуляры, директивы:
«До такого-то исполнить
И к означенному сроку
Предоставить результат…»
Капвложенья… Перспективы…
Мне бы строчку эту вспомнить!
В ней гораздо больше проку,
Жизни больше! Во сто крат.

Отыщу ли? Не уверен.
Делу – время! Где отсрочка?
Нет. А стих остался сирым
Без строки. Сбоит мотив.
Ты виной, что день потерян,
Недописанная строчка,
Похороненная с миром
Под надгробьем директив…


Всё будет так же...

Наивно было б верить в чудо,
От провиденья ждать наград.
Уходят все. Туда, откуда
Не возвращаются назад.

И я уйду куда-то к звёздам.
На запад... Или на восток.
Уйду не рано. И не поздно.
А в предназначенный мне срок.

И всё останется таким же,
Как до меня. И как при мне.
И небеса не станут ближе.
И так же будут в тишине

Смотреть бесстрастно-равнодушно
На бренный мир глазами звёзд.
Зимою будет выть натужно
Метель, потрескивать мороз.

Весна капелью непрерывной
Разгонит оторопь и сплин.
И лето вновь палитрой дивной
Напишет множество картин.

Потом туман в распадках ляжет.
Заплачет дождь, веселья враг.
До мелочей всё будет так же.
И... до обидного не так...


Выбор

Может быть, неспроста, изначально,
От рожденья предопределён
Выбор. В жизни ничто не случайно:
Каждый вздох кем-то где-то учтён,

Каждый шаг, каждый взгляд, каждый волос,
Каждый миг телефонных звонков,
Чтоб услышать единственный голос
В общем хоре чужих голосов.

И во лбу семи пядей не надо,
Если выбор предписан в судьбе,
Чтобы выбрать из множества взглядов
Тот единственный, нужный тебе.

А в сплошной какофонии мнений
Выбрать то, где весомей резон...
Из бесчисленных сердцебиений –
То, что только с твоим в унисон...

Выбор есть! Что ни миг. Повсеместно.
Выбираются время и путь.
А из тысяч словес легковесных
Только слово. В котором вся суть.


Тишина в доме

В доме моём живёт тишина,
Ходит по комнатам вкрадчивой поступью,
Любит ночами стоять у окна,
Молча любуясь звёздною россыпью.

Днём её нет. Я знаю: она
В доме, скрывается где-то за шторами,
Ждёт, когда в окна заглянет луна,
Стихнут в ночи шаги с разговорами.

Дом замолчит, затихнет, уснёт –
И тишина станет вновь узнаваемой
В очередной еженощный приход –
Слышимой, зримой и осязаемой.


Приметы

Память подобна цветку-недотроге –
Лучше не трогать. Но многое – впрок:
Не возвращаться домой с полдороги
И не здороваться через порог.

С детства запомнились эти приметы,
Хоть непонятно – зачем, почему...
Время варьирует приоритеты
И расставляет, как надо ему.

Необходимо, чтоб жить без опаски,
Чтобы не стала судьба к тебе злой,
Не находиться на стройке без каски
И никогда не стоять под стрелой.

Этого мало. Дороги штурмуя,
Следует, чтоб не случилось беды,
Не заезжать за сплошную двойную
И не менять полосы без нужды.

Так и живёшь в жёстких рамках, что в клетке.
Ходишь на месте, как ходят часы,
Не нарушая без каски разметки,
Чтоб не менять под стрелой полосы.

Может быть, рамки не так уж и строги...
Чтоб не попасть на погост иль в острог,
Не возвращайся домой с полдороги
И не здоровайся через порог.


Август. Дожди

Ну, вот и август топчется в дверях...
Да нет, вошёл, не мнётся на пороге.
Перемесил грунтовые дороги,
Увязнув и запутавшись в дождях.

У августа немало тёплых дней,
Но он хранит их, бережёт до срока.
И по просёлкам бродит одиноко,
Пугая люд обилием дождей.

Он уверяет, что постиг секрет
Зим бесконечно долгого теченья
И лета, промелькнувшего в мгновенье...
Наивный август. В том секрета нет.

Когда приходит то, чего мы ждём –
Нетерпеливо, очень долго, страстно –
Не длится век, надеяться напрасно:
Мгновенье – и смывается дождём.

Природа лета не даёт взаймы.
День всё короче, сумеречно в восемь.
Всё так, как надо. На подходе осень.
А там всего полшага до зимы.


Предосеннее

Ну, вот и туманы пришли. По утрам
Нечётки, размыты рассветы.
И жёлтые прядки видны тут и там
В причёсках берёз… Но ведь лето!

По грегорианскому календарю,
А по юлианскому – паче,
Не время ещё наступать сентябрю!
Но… врёт календарь. Всё иначе.

Хитрющая осень вступает в права
Подспудно, тишком, тихой сапой.
И ей безразлично – права, не права.
Схватила бразды мягкой лапой.

В траве, присмотритесь, желтеют следы –
Не осень ли здесь проходила
Чуть ниже травы и чуть тише воды?
Таилась… Да вот наследила.


Исчезающее лето

Мгновенья исчезающего лета...
Ещё чуть-чуть – и осень. Слякоть. Сплин.
И отблеском прощального привета
Играет солнце в зеркале витрин.

Знакомый бар. Мирок благопристойный.
Минует этот бар страстей накал.
Бармен, непроницаемо спокойный,
Нальёт глоточек осени в бокал.

Здесь публике, жующе-говорящей,
Не объяснить души минорный строй.
Я здесь прохожий. Мимопроходящий.
Невидимый. Неслышимый. Не свой.

Глотая фраз расхожих винегреты,
Жуют слова, которым грош цена...
И им до исчезающего лета,
Как трезвеннику до глотка вина.

Махнуть на меланхолию рукою?
Всё, как всегда. Обычно. В чём беда?
А лето... Будет лето. Но... другое.
А это исчезает. Навсегда.
 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17455

Реклама