Андрей Коровёнков. Поэзия. Март 2021

 

Где-то там, далеко...

Где-то там, далеко,
Где теряется свет,
И размыта черта горизонта,
Затеряться легко
Среди звёзд и комет,
Став частицей небесного фронта.

Стать пылинкой, ничем,
Чуть заметным штрихом,
Точкой малой в просторах Вселенной.
Неизвестно зачем
Мчаться в вихре лихом,
В бесшабашности самозабвенной,

Чтоб закончить полёт
В предназначенный час,
Не страдая банальной одышкой,
Закрывая свой счёт,
Завершая коллапс
Ярче солнц – ослепительной вспышкой...


Очередь

К ларьку, неподалёку от вокзала,
Куда автомобилям въезд закрыт,
Внушительная очередь стояла.
Какой-то продавали дефицит.

Подобно строю, только не по росту,
Не по ранжиру, то есть, вразнобой.
Начало незабвенных девяностых
Напомнил живо разношёрстный строй.

Но ведь сейчас – не время дефицита,
Почти забыто слово «дефицит».
Практически живём в достатке, сыто.
За чем сегодня очередь стоит?

С какой-то отрешённостью во взглядах…
Пример многообразия натур:
В потрёпанной одежде и в нарядах
Из бутиков. И даже от кутюр.

Объединило всех одно стремленье:
Любой ценой приобрести товар.
Пусть хоть потоп, хоть светопреставленье,
Землетрясенье, ураган, пожар…

Мужчин здесь было, как обычно, мало:
Очередей не терпят мужики,
А женщин предостаточно стояло,
Хоть многим это было не с руки.

Солидные матроны и девчонки
Перемешались и переплелись…
А продавалась на развес в лавчонке
Спокойная безоблачная жизнь.


Городские лужи

Вот и март. На смену зимней стуже
Дождь пришёл, весенние ручьи.
На дорогах развалились лужи.
Городские – стало быть, свои.

Просто лужи. В городах и весях
Столько их – вовек не сосчитать.
Но вальяжной лености и спеси
Им ни у кого не занимать.

Обойти сторонкой? Невозможно.
Перепрыгнуть? Разве что с шестом.
Вброд? И глубоко, и ненадёжно:
Дно покрыто жутко скользким льдом.

Всё же вброд. Без права на ошибку,
С риском получить холодный душ,
Не надеясь золотую рыбку
Отловить в пучине мутных луж.

Ну и ладно. Скоро снег растает.
Высохнет ненужная вода.
Лужа, даже очень городская,
Морем стать не может. Никогда.


О жизни

Поверь: жизнь – не обуза и не бремя.
Не вижу в ней ни друга, ни врага.
Жизнь дорога всегда. А в наше время
Она в буквальном смысле дорога.

Желанье выжить – в сущности, не довод.
Не выпросить у жизни лишний срок.
А у неё всегда найдётся повод
Тебя взять на короткий поводок.

Кнут чередует с пряником умело,
Легко и просто, не сочтя за труд.
Пусть пряник и изрядно зачерствелый,
Зато предельно свеж и гибок кнут.

Захочешь выйти – множество отверстий,
Проёмов и лазеек даст – изволь! –
Поглаживая нежно против шерсти,
На раны рассыпая щедро соль.

Жизнь дорожает, что уж тут лукавить –
На всё такие цены, что держись!
Ещё она мне дорога как память…
И просто потому, что это – жизнь.


Март. Зарисовка

На речке лёд напоминает паутину –
Густая сеть промоин, трещин, полыней.
Невероятные абстрактные картины
Рисует солнце из проталин и теней
На погрубевшей от тепла холстине снега –
Рядно рядном, а не художественный холст.
И воробьи ныряют в лужи без разбега.
И календарь уже не так нахально толст,
Как в январе. Он похудел почти на четверть
И с каждым днём теряет свой солидный вид.
У входа в парк на тротуаре что-то чертит
Кусочком мела восьмилетний индивид,
Сосредоточенно сопя и на прохожих
Не отвлекаясь – для него их просто нет.
Он очень занят, и мешать ему негоже:
Любое дело очень важно в восемь лет.
Неправ, кто думает: мол, мне б его заботы...
Вот я и в парке. У реки. На берегу.
А тень моя смешно запуталась в тенётах,
Сплетённых солнцем из проталин на снегу.


Там, где нас нет

Народной мудрости всегда внимал прилежно,
С младых ногтей, с наивных детских лет.
К примеру: говорят, что безмятежно
Живётся там, где нас в помине нет.

За что же так попали мы в немилость?
За что прописан нам удел такой?
Где нет нас – благодать и справедливость;
Мы появились – кончился покой!

Нет нас, и жизнь – малина в шоколаде,
В шампанском свежий сочный ананас.
Никто не обездолен, не в накладе.
Эдем, бесспорно! Если нет там нас.

Подспудно нарастает ком обиды:
Там хорошо – так почему мы – здесь?
Держусь и не показываю вида,
Но есть идея. Предложенье есть:

Коль скоро в тех краях покой, нирвана,
Всё чинно, ладно, нет невзгод и бед –
Жить здесь, где плохо – в высшей мере странно...
Жить надо только там. Там! Где нас нет...


Счёты

Сон не приходит. Видимых причин
Не разглядеть в кромешной саже ночи.
Не сон. Не явь. Мир полусна непрочен.
Бессонница. И я. Вдвоём. Молчим.

И в чуткой тишине – ритмичный звук...
Шаги? Часы? Стареющее сердце
Играет пиццикато? Или скерцо...
Иль метронома равнодушный стук?

Похоже. Но не то. Чуть-чуть иной
Оттенок звука. Будто кастаньеты.
Костяшки домино? Да нет же! Это
Стук допотопных счёт. Остаток мой

На незакрытом депозитном счёте,
Который для меня открыт был в год
Рождения, выводит счетовод.
Учитывает всё, всегда в работе.

Он скрупулёзен. Тщательно в актив
Заносит всё, что сделано благого.
А каждый грех, обида, злое слово
Немедленно заносится в пассив.

Его баланс не может не сойтись –
До тонкостей знакомая работа.
На стареньких весьма потёртых счётах
По косточкам разложена вся жизнь...


Невиданная ранее заря

Подсвеченный зарёю край небес…
Хоть говорят, что у небес нет края –
Он был! Я видел: чёткий ровный срез
Светился ярко, сказочно пылая!
Невиданная, дивная краса:
Над горизонтом невозможно ярко
Горела ровным светом полоса,
Сияя неправдоподобно жарко.

Придавленная сверху массой туч,
Подчёркнутая снизу окоёмом,
Она пылала, как волшебный луч,
Казалась фантастическим проёмом
Из мира тьмы в мир света и добра,
Вратами, приоткрытыми случайно…
Природы непонятная игра?
Иль… невзначай подсмотренная тайна…


Миг. И жизнь

Миг... Быстрый шаг секундной стрелки.
Как выстрел – краток, скоротечен.
Среди подобных в перестрелке
Не всеми может быть замечен...

А отличима ли от мига
Жизнь в категориях вселенной?
Миг промелькнул – закрыта книга,
Судьбой прочтённая мгновенно.

Казалось бы – всего мгновенье
Успело в прошлом раствориться
С тех пор, как в светлый миг рожденья
Открылась первая страница.

И как сжигаются беспечно,
Подобно высохшим поленьям,
Мгновенья, длящиеся вечно...
Жизнь... Промелькнувшая мгновеньем...


В восходящих потоках...

Будто высохший лист в восходящих воздушных потоках,
Ввысь взмываю, легко от мирской суеты уходя,
Уношусь в своих мыслях, забыв о грехах и пороках,
В дивный край, что лежит за сплошной паутиной дождя.

Этот край существует, хоть он не отмечен на картах.
В толстых адресных книгах ни слова о месте том нет.
Не добраться туда в поездах, в самолётах и в нартах.
Не подскажет дороги и знающий всё интернет.

Нет там места для лжи, клеветы, наговоров, гордыни,
Для пустых обещаний и клятв, малозначащих слов.
С незапамятных пор существует тот край – и доныне.
Я не раз там бывал. И не раз побываю там вновь.

Я искусно уйду от искуса зловещей химеры,
Не поддамся ни лести, ни толкам всезнаек-невежд,
Воспарю в восходящих потоках незыблемой веры,
Избежав нисходящих потоков почивших надежд...
 

Поделиться


Вернуться к списку интервью

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17450

Реклама