Добрый свет Аргунки

В декабре прошлого года, так сложились обстоятельства, Павел Васильевич Каретин побывал в деревне Аргунка, в которой не был очень давно. Это Костромская область, Буйский район, Романцевское сельское поселение. Встретился с двоюродным братом, другими милыми родственниками. За два дня успели (хотя времени, как всегда, ни на что не хватает!) и наговориться, и песни под гармонь попеть, и даже съездить, километров за сорок, к месту гибели Ивана Сусанина — там теперь установлен памятный камень, а где когда-то, лет четыреста назад, стоял дом легендарного российского героя — красивая часовня.

Нахлынули воспоминания. Павел в Аргунке родился. 4 февраля 1937 года. Хотя и мал был возрастом, помнит, как отец — Василий Ильич и брат Константин — осенью 1941 года ушли на фронт. Отец, 1900 года рождения, работал председателем Романцевского сельского совета. Константину исполнилось 22 года. В декабре 1941 года оба геройски погибли (как указывалось в извещении — «смертью храбрых»), защищая Москву. В Романцево установлен памятник в честь погибших на Великой Отечественной войне - там есть имена отца и брата Павла Каретина.

Старший в семье брат Николай — к моменту нападения немцев на СССР — уже находился на действительной военной службе, прошел с боями всю Великую Отечественную (был четырежды ранен) — от первого до последнего дня, встретив Великую Победу в Берлине.

После того, как на войне оказались муж и старшие сыновья, на руках у Арины Егоровны Каретиной, 1899 года рождения, домашней хозяйки, осталось пятеро малолетних детей, старшему из которых — Александру — было 15 лет. В тяжелые годы выручало то, что Александр уже работал в тракторной бригаде, а на собственном подворье были и корова, и овцы, и куры.

 

Так закалялся характер

 

— В первый класс пошел в 1945 году, — рассказывает Павел Васильевич. — А в 1946 году брат Николай, служивший тогда в Западной Украине в городе Калуш (на границе с Польшей), воюя с бандеровскими бандами на территории Западной Украины, принял решение взять меня на воспитание. Чтобы из меня, сорванца, сделать человека, да и семье в деревне будет легче жить… Его жена Людмила приехала за мной в Аргунку, и мы с ней через всю Россию отправились к месту назначения. Удивляюсь мужеству этой замечательной женщины — чтобы за мной уследить, надо было проявить огромное терпение и незаурядную смекалку! Первый раз в пути я потерялся в Ярославле, во время стоянки поезда… Когда потеря все-таки нашлась, Людмила пришила к подкладке моей куртки тряпицу, на которой были указаны мои имя и фамилия, московский адрес родственников, у которых мы должны были остановиться. И это затем пригодилось! Уже в Москве я взял у соседского мальчишки самокат, и укатил далеко от дома… Меня долго искали, и не могли найти. На одной из многочисленных московских улиц меня остановил милиционер; я, конечно, не мог ответить, где находятся мои родственники… И вдруг страж порядка обратил внимание на ту пришитую к куртке тряпицу, и в итоге доставил меня по указанному адресу.

Паша не плакал, наоборот, был счастлив оттого, что увидел столько много нового, интересного, захватывающего! Еще бы — после Аргунки оказаться в столице Родины!

У старшего брата встретили хорошо, из взрослой шинели сшили Паше шинель по его размеру, подыскали кирзовые сапоги, устроили в школу. Но не успел Павел как следует обжиться, привыкнуть к новым реалиям, как судьба опять сделала очередной поворот, предоставив возможность десятилетнему мальчику проявить самостоятельность, закалить свой характер. Дело в том, что брата Николая направили служить обратно в Германию, и Паша вынужден был вернуться к себе на малую Родину. Мальчику предстояло в одиночку, без сопровождения взрослых, проехать на поезде через Украину и Россию — голодая, на перекладных…

Николай предусмотрительно написал записку — как Паше найти его знакомого, жившего в районном центре Буй. Но до Буя надо было еще добраться! Паша сумел договориться с машинистом паровоза поезда, шедшего из Москвы на восток через Буй — и тот взял его до желанной станции…

Паша вышел. Мороз страшенный. Еле добрался до рынка, отыскал знакомого Николая. Тот дал нужный адрес. Паша спустя какое-то время оказался в доме с русской печкой. На ней сушилось в мешках зерно. «Полезай, отогревайся!» — скомандовала хозяйка. Паша, измотанный дорогой, различными приключениями, чувствуя животворное тепло печи и зерна, блаженно заснул…

Но еще не закончилась ночь, как его разбудили: «Пора ехать в Аргунку!». До нее — 35 километров. Запрягли лошадь. Места в санях маловато — надо было еще везти шкаф! Паше сказали залезать в шкаф, и — в путь!

Уже до Аргунки оставалось недалеко, как, переезжая реку, сани накренились, шкаф вместе с Пашей оказался в снегу! Холод несусветный, руки, ноги окоченели. Что делать? «Беги за санями!» — предложил-приказал добрый мужик. Так и бежал Паша до самой Аргунки!

— Подхожу к родному дому, — вспоминает Павел Васильевич. — Открываю дверь (двери в те времена ни у кого в деревне не запирались!), на пороге — моя мать. Всплеснула руками, обняла меня, всплакнула: «Ты откуда, родненький, свалился?». Мой приезд стал для нее полной неожиданностью — ведь в той ситуации никак невозможно было заранее предупредить о моем возвращении!

…С Павлом Васильевичем Каретиным мы знакомы более трех десятков лет, но прежде он ничего этого мне не рассказывал. Человек он скромный, сдержанный, дело любит больше слов. В этом я не раз убеждался, когда судьба сводила нас вместе на различных общественных поприщах. На выборах разных уровней, во время участия в акциях, проводимых общественной приемной губернатора Ленинградской области…

 

Человек талантливый на эсминце «Одаренный»

 

Окончив семилетнюю школу в 1952 году, Павел приехал в Ленинград. Почему именно сюда? Здесь жил брат матери, другие родственники. Впрочем, почти повторилась история его возвращения в Аргунку: когда Павел очутился на пороге ленинградской двухкомнатной квартиры маминого брата с многодетной семьей, племянника встретили возгласом: «Ой, здравствуй, а откуда ты взялся?!»

Но Павел не стал обузой для родственников — в том же году поступил на первый курс Ленинградского Газотопливного техникума. В 1956 году окончил полный курс обучения, и получил специальность техника-теплотехника. Защитил, кстати, диплом по тепловым электростанциям с турбинами АПТ-12.

Учеба юношу не обременяла — учился он легко, хорошо. И уже в те годы, наверное, зародилась в нем серьезная тяга к общественной работе. Участвовал в художественной самодеятельности, читал со сцены стихи, занимался в драмкружке, был бессменным секретарем комсомольской организации…

— Всю жизнь занимаюсь выборами, — признается Павел Васильевич. — Первый раз всю ответственность ощутил еще в 1958 году — тогда я служил на эсминце «Одаренный», и меня делегировали в окружную избирательную комиссию на выборах в Верховный Совет СССР — на крейсер «Адмирал Макаров».

 

В Кингисепп, на «Фосфорит»!

 

…В июне 1963 года пригласили на беседу в Управление кадров Ленинградского Совнархоза.

Предложили на выбор место работы: Кириши или Кингисепп. И там, и там начиналось крупное строительство. Павел Васильевич выбрал Кингисепп, строящийся комбинат «Фосфорит», привез семью. С тех пор вся жизнь Каретина связана с нашим городом и районом.

На «Фосфорите» работал мастером, начальником цеха, председателем профкома, заместителем директора по кадрам.

В ходе строительства первой очереди комбината принимал непосредственное участие в строительстве и последующей эксплуатации сетей хозяйственно-питьевого, промышленного и оборотного водоснабжения, насосных станций, а также систем канализации и очистки промышленных и бытовых стоков.

В связи с тем, что к моменту пуска первой очереди «Фосфорита» готовых специалистов взять было неоткуда, лично готовил машинистов насосов, лаборантов, хлораторщиков и других специалистов по водоснабжению и канализации.

Одновременно с работой на промплощадке занимался организацией строительства и эксплуатацией систем водоснабжения и канализации в городе Кингисеппе.

За плечами был уже огромный профессиональный и жизненный опыт, когда Павла Васильевича в июле 1972 года перевели на работу в Кингисеппский горком КПСС.

С этого времени более двух десятков лет он работал на государственной службе в советских и партийных органах в должностях: заведующего промышленно-транспортным отделом ГК КПСС, председателя городского комитета народного контроля, председателя партийной комиссии ГК КПСС.

После развала СССР и упразднения Народного Контроля Павел Васильевич занимался созданием органов по защите прав потребителей. С 1 марта 1994 года по июль 1998 года, до ухода на пенсию, возглавлял Комитет по защите прав потребителей Кингисеппского района.

— В 1974 году заочно окончил Экономический факультет Московской Ордена Трудового Красного Знамени Высшей школы профдвижения ВЦСПС, — вспоминает П. В. Каретин. — Всю свою сознательную жизнь выполнял различные общественные обязанности в комсомоле, в профсоюзе, Советских и партийных органах. Избирался членом Леноблсовпрофа, Ленинградского обкома профсоюза работников химической и нефтеперерабатывающей промышленности, многократно — членом бюро Кингисеппского ГК КПСС.

Добавим от себя, начиная с 1965 года, более 10 раз избирался депутатом Кингисеппского городского и районного Советов народных депутатов, депутатом Ивангородского городского Совета.

Павел Васильевич стоял у истоков создания и более 20 лет возглавлял Кингисеппское отделение Общества дружбы «СССР-Финляндия» по линии городов-побратимов.

Я уже говорил, что Каретин — человек скромный, о наградах своих говорить не любит. Но мы сами напомним. Павел Васильевич награжден правительственными наградами: Орденом «Знак Почета», медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия В. И. Ленина», медалью «Ветеран труда». Награжден Грамотой Председателя Комитета народного контроля СССР, Грамотой Председателя Комитета народного контроля РСФСР, трижды — Грамотой Губернатора Ленинградской области, Знаком отличия Ленинградской области «За вклад в развитие Ленинградской области», Знаком отличия «За вклад в развитие Кингисеппского района», многочисленными Грамотами глав муниципального образования и глав администрации города Кингисеппа и Кингисеппского района, руководителей предприятий, партийных и профсоюзных организаций по месту работы.

В 2007 году Кингисеппским городским Советом депутатов ему присвоено звание «Почетный гражданин города Кингисеппа» с вручением нагрудного Знака.

Однако и уйдя на заслуженный отдых, Павел Васильевич не может сидеть без дела, не общаться с людьми и не помогать им в сложных ситуациях. С 2010 года он руководит приемной Губернатора Ленинградской области в Кингисеппском муниципальном районе.

Уже многие годы его верный спутник и надежный помощник — жена Зинаида Петровна. Павла Васильевича любит жена, дочь, сын, две внучки, внук, четыре правнучки, правнук. Он счастлив от этой любви, и отвечает им тем же глубоким чувством.

…Павел Васильевич Каретин, в течение десятков лет отстаивая свои принципы, отдавая свое душевное тепло знакомым и совсем не знакомым людям, был временами, может быть, строг, но справедлив. И пусть накануне его славного юбилея все это душевное тепло многократно к нему вернется! И животворящее начало Аргунки, его малой Родины, - всегда его поддерживает и придает новые силы!

Поделиться


Вернуться к списку новостей

Поделиться


Поиск


Подписка


Всего подписчиков: 17464

Реклама