Сергей Дунев. Поэзия. Ноябрь 2018

 

РОМАНС

 

Сотри с моей души
Наплыв внезапной грусти,
Прохладная ладонь
Кленового листа.
Крылом разрезав синь,
Летят над миром гуси,
Покинув до весны
Родимые места.
 

Не знаю, доживу ль
До следующей встречи,
Не знаю, как со мной
Поступит мудрый Бог.
Что выпадет в судьбе:
Счастливый чёт иль нечет?
Перешагну ль зимы
Заснеженный порог?
 

Прозрачная пора
Стоит над милой Русью,
Распахнутая даль
Торжественно чиста…
Сотри с моей души
Наплыв внезапной грусти,
Прохладная ладонь
Кленового листа.

 

 

* * *

 

Ноябрь нынче стыл и мрачен.
И так же мрачно на душе…
В карманы глубже руки пряча,
Уткнувши бороду в кашне,
Бреду над стынущей рекою,
Сырую опаль вороша, –
И наполняется покоем
Всплакнуть готовая душа.

 

 

* * *

 

Вся даль предо мною простёрта.

Такая в душе благодать,

Как будто прошедшее стёрто

И заново можно писать.

 

Не в силах объять всего разум,

Но знание в сердце растёт,

Что жизнь – это tabula rasa,

Огромная, как небосвод.

 

 

* * *

 

Пора поразительной грусти.
Низких небес немота.
Дачное захолустье.
Загородная черта.
 

Что ещё нужно для счастья?
Осыпанный листьями дом.
Осеннее злое ненастье
За запотевшим окном.
 

Долгая пауза ночи
В короткой, как жизнь, судьбе.
И ворох стихов – между строчек,
В которых любовь к тебе.

 

 

* * *

 

Ещё ни холода, ни снега.
Душа, как лес, обнажена.
На плечи больно давит небо.
Над головою – тишина.
 

Вздыхает ветер безголосый.
Как руки, ветви вознеслись –
Природа напряжённо просит
Снегами разродиться высь.

 

 

* * *

 

Мороза хочется, снежка.
Чтоб паром щекотало ноздри.
Чтоб хрупкие ложились звёзды
На жёсткий ворс воротника.
 

Мороза хочется, снежка.
Пушка искристого на ветках.
Эпитетов, сравнений метких
И зимней свежести – в стихах.

 

 

МЕЖСЕЗОНЬЕ

 

Не зима ещё, уже не осень.
Небо ясно, но дождит слегка:
Ветер брызги редкие доносит,
Что вдали роняют облака.
 

Холодом продута и размыта
Межсезонья зыбкая межа.
Первая снежинка деловито
На ладонь спускается, кружа…

 

 

* * *

 

Первый снег опадает с дерев
И листву за собой увлекает.
Век недолог его в ноябре –
Хоть и нехотя, всё-таки тает.
 

Аки тать, он ночною порой
Тихой сапой вошёл в спящий город
И, увлёкшись нехитрой игрой,
Холод городу бросил за ворот.
 

Он студил поздних трав малахит,
Мял и комкал упругие стебли,
Но лишь серость асфальта и плит
Приняла его фибрами всеми.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
На разбуженной галочьим граем заре,
Отторжения горечь приемля,
Первый снег опадает с продрогших дерев
На сырую и тёплую землю.
 

 

* * *

 

Ещё в душе моей светло –
Она не знает о печали,
Не плачет долгими ночами,
Не смотрит в чёрное стекло.

 

Ещё в душе моей светло,
Ещё она не знает муки –
Внезапным холодом разлуки
Лица её не обожгло.

 

Ещё в душе моей светло,
В ней теплятся любовь и радость.
Крылом колючим снегопада
Надежд ещё не замело.

 

Ещё в душе моей светло…

 

 

* * *

 

День, другой, – и ноябрь занавесит
Дали серой дерюгой дождя,
И надрывной отлётною песней
Журавли огласят поднебесье,
Острым клином на юг уходя.
 

День, другой, – и на поздние травы
Ляжет инея белая пыль,
Что погубит их словно потрава,
А деревья оденутся в траур,
Сдав цветные наряды в утиль.
 

День, другой, – и душа омрачится,
Подчиняясь законам земным...
Ну а так – ничего не случится,
Просто будет над миром кружится
Белокрылая птица зимы.

Вернуться к списку интервью

Всего подписчиков: 16529

Реклама