Анна Щидловская. Поэзия. Август 2018

Морское

Я хочу просто пить этот день по глоточку, неспешно.
Доверяясь целительной силе природы морской,
погружаюсь всем телом в её акварельную нежность,
в этот мерно качающий горько-солёный покой.


Не спугни это чувство. Пожалуйста, будь осторожен.
Я сегодня забуду о возрасте, − я молода!
Снова бабочек рой в животе и мурашки по коже,
будто ток нашей прежней любви заискрил в проводах.


Возвратимся в твои двадцать три и мои восемнадцать,
повернем время вспять в эти пару немыслимых дней.
Будем ночью гулять, пить вино и при всех целоваться,
словом, всем походить на обычных счастливых людей.


Чтоб ничто не напомнило мне о минувшем ненастье,
свою память вчера ещё я заперла на засов...
Украдём у судьбы это наше внезапное счастье,
эти, может быть, лишь сорок восемь счастливых часов.


Только ты, только я, только море и солнце в избытке.
Передышка в пути − этот отдых − короткий такой.
Мы с тобой два конца одной прочной капроновой нитки,
нас сегодня связала судьба в этот узел морской.


Будем пить эту радость, черпать на двоих одной чашкой,
обливаясь, как дети, что с жадностью пьют молоко, −
это море и лето, цветущее в поле ромашкой.
Наши горькие будни пока ещё так далеко.


Пусть сейчас, пусть сегодня нас память пока не тревожит.
Смолкло всё... Только море так странно звучит в тишине.
Мы вернёмся другими, я знаю, я чувствую кожей.
Если время не лечит, то море способно вполне.


 

Железный порт

Железный порт. Столпотворенье.
С мангалов пахнет шашлыком.
Ты запах этих воскурений
вдыхаешь лёжа, под хмельком.

Твоя расслабленность резонна,
и взгляда тянется курсив
за зонтиками к горизонту,
где воздух, как и море, − синь.

Где парус бел, и море зыбко, 
и медлен чаячий полёт.
Ты в состоянье безъязыком
и сам, как чайка, окрылён.

Плывёшь − над морем и над миром,
над всею бренностью земли.
А солнце мажет губы миром,
чтоб после морем осолить.

Ни мыслей суетных, ни груза
забот − размеренный досуг.
И солнце − в зёрнах кукурузы
на пляже − вёдрами несут.

Тут сплошь и рядом зазывалы −
торговцы хлебом и вином.
Ты разомлел и раззевался,
ты в измерении ином.

Сквозь шум и гам здесь столько моря
к тебе взывает из глубин,
что никаких "memento mori" ,
и никаких "...оr not to be" !

Все мысли − только о хорошем −
горячие, как беляши.
И ветер, волосы взъерошив,
волной  у ног твоих шуршит.



* * *
Волн холодные руки − в их мокрых объятьях
как же мне не хватает родных человечьих.
А по небу, одетому в синее платье,
облака проплывают отарой овечьей.

Море плещет в лицо, обжигает мне губы.
Как горьки, как солёны его поцелуи…
Каждый день, незаметно идущий на убыль,
для меня горизонты иные малюет.

Как баюкает море, качает и нежит...
Словно в люльке дитя, в забытье и дремоте,
я плыву, доверяясь прозрачной и свежей
чудотворной воде, и звучит в каждой ноте

жажда жизни и счастья − никак не напиться.
(А могла бы − двумя бы черпала руками!)
То ли ветер поёт, то ли вольные птицы,
то ли море волной лёгкой бьется о камни, −

всюду слышится зов василькового неба,
и парит в облаках обещание счастья.
Я поймала волну. Я плыву. Только мне бы
всей душою сейчас до небес докричаться...


* * *
Переменчиво Чёрное море. То ветер и волны
налетают с разбега на заспанный утренний берег.
То таким разольётся покоем − полуденным − полным,
что плывёшь, как медуза, в его голубой атмосфере

невесомости; лёгкость такая − не выразить словом.
То качает, как в зыбке, то, пенясь волной, закипает.
Серебристым, оливковым, синим, лазурным, лиловым
отливает вода,  сохраню это чудо на память.


Это больше, чем фото – волшебная память о море.
Я его каждой клеточкой тела запечатлеваю.
Это чувство не ведает слов, откровенно немое, −
окрыляет,  и я продлеваю его, продлеваю…



 

 

 




 

Вернуться к списку интервью

Всего подписчиков: 11685

Реклама