Николай Дик. Поэзия. Май 2018

***

Года лихие, мы за вами

на вороных не поспеваем:

когда коты казались львами,

себя считали самураем.

Через полгода стало ясно -

катана в жизни не поможет:

года у юности прекрасны,

но счастье личное дороже.

Остепенилось вдохновенье,

остыло глупое желанье

иметь по щучьему веленью

и с кем попало на свиданье.

Переосмыслены рассветы

годами зрелости и ночи

теперь не только жарким летом

сединам кажутся короче.

Гоняться глупо за годами

на вороных – пускай уходят:

года мудреют вместе с нами

и каждый новый щедр на всходы.

 

 

****

Что внутри – не понять…

Не видны на лице потроха.

И кому интересна изнанка любого из нас?

Приставать ни к чему

(да избавит нас Бог от греха),

почему по морщинам стекает проблема из глаз.

 

Неудобно стонать,

понимания клянча взаймы.

Что внутри – для себя,

выставлять напоказ не к лицу.

Если слишком тепло, занимаешь мороз у зимы;

одолеет мороз, маршируешь всю ночь на плацу.

 

Разбираешься сам

и с разлукой, и с радостью встреч,

с непристойным желаньем

догнать уходящие дни.

Не всегда удаётся желанное в сердце сберечь.

посему к ноябрю остаёмся частенько одни.

 

 

****

Если классику верить, то жди проходящих ролей.

Не пытайся перечить – расписано свыше давно.

Пусть семь пядей во лбу, о ведущих и мыслить не смей -

кто рождён крепостным, тем увидеть аншлаг не дано.

Если верить дорогам, то лучшее ждёт впереди.

Под лежащий булыжник вода, хоть убей, не течёт.

Даже если не хочешь бродяжничать, надо идти,

а что счастье запрятано рядом, так это не в счёт.

Если верить пророкам, то тёплой погоды не жди.

Новый день обречён на ветра или дождь проливной…

Лишь рождённым летать не мешают в полёте дожди

и фатальность примет, предначертанных личной судьбой.

 

 

Мой остров

В самом себе открыл пустынный остров.

На нём осел и выстроил жильё.

Моря бурлят, но ощущаю остро,

что только здесь желанное – моё.

Никто не влезет в душу через окна,

не украдёт подаренный рассвет,

не упрекнёт, что прошлое промокло

под ливнем слёз давно ушедших лет.

В своём жилье удобно и просторно

любимым песням, мыслям и стихам.

Живём семьёй, и никогда с придворным

своё добро не делим пополам.

 

Не замечает острова прохожий,

старуха-зависть и гнедая лесть.

Пусть на Канары вовсе не похожий,

но, слава Богу, что во мне он есть.

 

 

****

У одиночества церковные глаза.

Не видно в них ни жалоб, ни проклятий,

а боль безвыходности брошенного пса

и обречённость, ждущего распятья.

В глазах безжизненных раскаянье утех,

пустопорожность утренних дебатов,

зазнайством глупости растоптанный успех

и неизбежность жизненной расплаты.

 

Никто не сможет одиночеству помочь,

пока оно само не соизволит

простить вчерашнее и будущую ночь

освободить от собственной неволи.

В цепочке выходов искать своё звено -

от покаяний и до примиренья…

Где всепрощение с любовью заодно,

там одиночество найдёт спасенье.

 

Вернуться к списку интервью

Всего подписчиков: 14407

Реклама