Галина Гвоздецкая. Поэзия. Январь 2018

Наказание

То ли вьюжило, то ли снежило,

И луна серебром чуть забрезжила.

Я дорожкой протоптанной белою,

Поспешала к тебе очумелая.

 

И цвели в моём сердце подснежники,

Слишком чистые, слишком нежные.

Открывала калитку со скрежетом,

Хоть к тебе не имела надежды я.

 

И бежала сломя буйну голову,

Звёзды таяли в небе, как олово.

Потому что нутром я горячая,

Только глупая и незрячая.

 

Ты стоял там за крайнею хатою,

Стали ноги мои словно ватные.

Пред тобою девица холёная,

Губы алые, щеки белёные.

 

Улыбаешься ей, руки тянутся,

Охмелевший по ней, словно пьяница.

Ох, разлучница, краля медовая,

Дюже статная, дюже бедовая.

 

Словно битая, словно хромая,

Опираясь, ушла частоколами,

Да мостами горбатыми, голыми.

Камышами замёрзшими, полыми.

 

Заблудилась я там среди холода,

Погибая, так рано, так молодо.

Потеряла от боли сознание,

Без тебя мне судьба - наказание.

 

15.12.17 г.

 

Синий дом

Стоит высокий синий дом,

На беленом фундаменте.

Он окружён печальным сном,

В тумане скудной памяти.

 

И розы поздние в цвету,

К отмосткам прижимаются.

И алой кровью, на ветру,

По снегу разливаются.

 

Уже на подступах вода,

И лижет снег у берега.

Большая катится волна

Из маленького ерика.

 

Резное дедово крыльцо

Над волнами склоняется.

Смотрю стихии я в лицо.

О! Как она мне нравится.

 

Он всё ещё стоит, мой дом,

И синь неповреждённая,

Сияет в бездне, подо льдом,

Со мною погребённая.

 

27.12.17г.

 

В ожидании

Мороз трескучий за окном,

Но пахнет ладаном с утра,

И свежим хлебом, и теплом.

Ато вставать ужо пора.

 

Вот-вот и бабушка войдёт,

Погреет руки над печой.

"Пекульки" с короба возьмёт,

Накроет чистой кумачой.

 

И будет утрешний чаёк,

Да погутарим ни о чём.

А ден не лето, лишь чуток,

И этот, нонишний, живём.

 

Возьму я саночки, потом,

Пойду на лёд, где детвора.

Мы будем весело, гуртом,

В снежки играть до вечора'.

 

Дожданьковать, что я жалю,

Христос родится на звезду.

И сварит бабушка кутю,

Бабы'шки с маком на меду.

 

Ночь, керосиночка коптит,

Ломпадка блещет у икон.

Молитва тихая звучит,

Что дюжа крепкай сердца стон.

 

Толку' я мак в чугунной ступке,

Мелькают тени на стене.

Проходят дни, часы, минутки,

Узором хрупким на стекле.

 

27.12.17 г.

С использованием гутара - казачьего языка.

 

Уходит всё

Уходит всё и не вернуть,

Не изменить, не переделать.

Тернистый, выстраданный путь

И шаг, что надо было сделать.

 

Ушло. Теперь не обессудь,

Я с ним прощаюсь огорчённо.

Шепчу - "забуду" - "не забудь!" -

Ответил год мне, обречённо.

 

5.01.18 г.

 

Рождество

Тиха, туманна была ночь,

Звезда священная светила.

Берёза веточки склонила,

Дождём, промокшие насквозь.

 

На пенных серых облаках

Всё плавал месяц серебристый.

Когда так холодно и мглисто,

Внутри ворочается страх.

 

Меня минуя, тень прошла,

Задев своим седым дыханьем.

Я ей ответила молчанием -

"Ступай, несчастная душа!"

 

Звучал над хутором набат,

Народ под куполом толпился.

И христославил, и молился,

На службе всенощной, у врат.

 

Свои молитвы вознося,

Я под берёзою скиталась.

Я этой ночью любовалась,

Где нет ни стен, ни алтаря.

 

Живёт деревня, мерно дышит -

Я наслаждалась этим духом.

И очень мягким, белым пухом,

Туман ложился ей на крыши.

 

И то не сон смежал мне веки.

Душа была, как под гипнозом.

Закрыв глаза, роняя слёзы,

Сюда вернулась я, на веки.

 

Я здесь - и Богу это видно,

И только здесь меня он слышит,

И только здесь к нему я ближе,

И ни за что пред ним не стыдно.

 

8.01.18 г.

 

Пепел

Ну что же ты не взглянешь на меня,

Ну хоть чуть-чуть надежды не оставишь?

Сердешная болезочка моя,

О чём таком, о важном, ты гутаришь?

 

Прости уже, что хворая тобой,

Тоскую ден и нощно, Христа ради.

На кой мне сдался сон или покой?

Ты соль моя, живу тебя я ради.

 

А взглянешь - я почувствую огонь,

Горячий и охочий дюжа трепет.

Ты тронь меня, ты только меня тронь.

И я рассыплюсь пред тобою в пепел.

 

11.01.18 г.

болезочка - любимый,
дюжа - сильно,
охочий - желанный,
Христаради - пожалуйста,
соль - единственный.

 

Я шла в голубом

Я шла в голубом к тебе,

Платьице светлом.

Шёлковом, гладком,

Лоснящем, как ртуть.

Ты обнимал меня,

Страстно, и нежно,

И задыхалась

В отчаянье грудь.

И неизбежно,

Губы кривились,

В сладкой улыбке

И жажде греха.

Ну, а глаза,

Таким светом светились,

Не посрамившим

Любови Христа.

Может ли быть,

В этом проклятом мире -

Эта любовь,

Что живёт лишь во снах.

Только лишь там,

Мы друг друга любили.

Только лишь там,

Мы не ведали страх.

Если кто спросит,

Чего же хочу я?

Бескрайнего неба?

Синей волны?

Только минутку

С тобой попрошу я,

На той стороне,

Восходящей, Луны.

 

12.01.18 г.

 

 

 

Вернуться к списку интервью

Всего подписчиков: 12176

Реклама